Главная » Для вас » Фанфик Мое маленькое чудо — R — Глава 1-13 — Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Фанфик Мое маленькое чудо — R — Глава 1-13 — Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

От автора: Спасибо всем девушкам, которые голосовали за арт и которым он полюбился. Работа выиграла в двух номинациях, и автор просто счастлив 🙂 Арт сделан специально для конкурса «Клякса»

Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю

Размещение: Не копировать на другие ресурсы без моего согласия

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 42 | Просмотров: 3324

От автора: продолжаю выкладывать арты времен «Кляксы». Это одна из работ 2 тура.

Предупреждения: сделано специально для конкурса «Клякса»

Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю

Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 6 | Просмотров: 731

Иногда для счастья нужно начать новую жизнь, а смерть лучший повод для этого.

От автора: Хотелось вернуться а сайт после очередного долгого молчания, лучший способ по моему арт, хоть и простенький.

Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю

Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 9 | Просмотров: 1263

Мой дом — в твоем сердце

От автора: Что-то давно я ничего такого не делала. Вот не смогла устоять. Вариантов аж три, потому что не смогла выбрать, какой больше понравился.

Отказ от прав: Специально для delenadiaries.com. Без разрешения не копировать

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 57 | Просмотров: 4789

Арт скорее по мотивам книги, нежели сериала, и посвящается он Далиле. Лер, я не уверенна, что не накосячила где-нибудь, как всегда, но я старалась, честно)) Спасибо вам за все!

Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю

Размещение: Не копировать на другие ресурсы без моего согласия

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 50 | Просмотров: 2894

Этот арт хотелось бы посвятить команде этого сайта: тем девушкам, которые ушли из нее, и тем, которые остались. Спасибо за все, что вы делали или еще сделаете для ДД. Этот сайт всегда будет хранить частичку каждой из вас.

Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю

Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия

Комментариев: 49 | Просмотров: 4208

Любить далеко как непросто. Очень непросто. Порой любовь доводит до сумасшествия. Особенно если твоя возлюбленная Елена Гилберт.

От автора: данный арт сделан в подарок ко дню рождения сразу двум замечательным девушкам, модераторам ДД — Ольге (helga26) и Настеньке (Anastasiya). Оль, с прошедшим тебя! Настюш, с наступающим! Будьте счастливы и любимы!

Отказ от прав: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю

Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 34 | Просмотров: 2996

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 43 | Просмотров: 8831

Комментариев: 42 | Просмотров: 7705

Статус: в процессе

Комментариев: 4 | Просмотров: 331

Комментариев: 1 | Просмотров: 383

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Статус: в процессе

Комментариев: 1 | Просмотров: 293

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Разве ты способна снова

Разве ты откроешь душу,

Лишь заметив знак,

Что к тебе неравнодушен

Твой прекрасный враг?

Комментариев: 228 | Просмотров: 27605

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Статус: в процессе

Комментариев: 36 | Просмотров: 7791

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 134 | Просмотров: 23543

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Комментариев: 6 | Просмотров: 290

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

согласия автора и наличием активной ссылки на эту страницу

Отзывов: 604 | Просмотров: 62294

Автор: Miss Salvatore

Сезон: вне сезона

Персонажи: Елена/Деймон, Стефан, Кетрин и прочие, а нового сами увидите

Краткое содержание: Деймон и Стефан уехали из Мистик-Фоллс, не предупредив об этом Елену. С тех пор прошло два года, но прошлое не забывается, тем более, что Елене напоминает об этом самое главное сокровище в ее жизни.

Бета: Всеми любимый word

Завершён: только в процессе

От автора: Мой перый бред) Не судите строго, а если захотите кидатья чем-нибудь, то кидайтесь полезными вещами. Елене в фике 20 лет. Братья уехали, но вернуться обязательно!

Предупреждения: ООС, АУ (У Елены есть сын)

Отказ от прав: Да, но копируйте с моего разрешения

Фанфик Мое маленькое чудо - R - Глава 1-13 - Дневники Делены « Самый крупный сайт поклонников пейринга

День всегда сменяется ночью – это закон жизни. Кому-то это по душе, некоторых это откровенно бесит из-за простой и банальной обыденности. Елена, скорее всего, принадлежала к первой группе людей. Зачем ей весь этот взрыв эмоций, чувств, когда ей необходимо думать не только о себе. Да, она, Елена Гилберт, двадцати лет от роду, обязана смотреть за одним маленьким чудом, сейчас мирно спящим в своей кроватке, иногда посапывающим во сне и смешно причмокивающим губами. Ласковая улыбка озарила лицо Елены, и она мягко наклонилась над кроваткой. Как же она любила его! Волосы малыша, такие черные, как смола, мягко падали на лобик, накрывая его нежными завитками и оттеняя чуть смуглую кожу. Большие глаза, доставшиеся ему от Елены, всегда с искорками любопытства сейчас были закрыты, но Елена знала, что скоро они вновь распахнутся навстречу неизведанному миру. Легонько чмокнув ребенка в лоб, она тихонечко вышла и закрыла за собой дверь.

Ступая по немного скрипучим ступенькам своего дома, Елена огляделась по сторонам. Все было по-прежнему, не считая немного изрисованных, ближе к полу, обоев. Все тот же дом Гилбертов, с одной лишь разницей: Елена со своим сыном жила здесь одна. Тетя Дженна, наконец, обручилась с Алариком, и совсем недавно пригласила ее на свадьбу. Джереми и Бонни все свое время проводят вместе. Глядя на их счастье, Елена наполнялась радостью и гордостью за своих родных людей. Только благодаря им, она вышла из депрессии, появившейся после странного отъезда братьев Сальваторе, и сохранила жизнь своему ребенку.

При воспоминании о Стефане и Деймоне сердце Елены неприятно сжалось. Но зачем ворошить прошлое? Если они уехали, даже не сообщив об этом Елене, то флаг им в руки. Но все-таки… Они непроизвольно стали частью ее жизни, ее существования, и их бегство оставило неприятный след в душе Елены. Сейчас, вспоминая о добром и нежном Стефане и эгоистичном, но при этом таком сексуальном и красивом Деймоне, Елена почти ничего не ощущала. Но все-таки что-то, или кто-то, мешало ей благополучно забыть о них, вычеркнуть из жизни навсегда.

Дорогой дневник. Я очень, безумно счастлива! Сегодня я осталась у них в особняке и провела незабываемые часы. Мы со Стефаном для начала приготовили обед и угостили им Деймона, не предупреждая, что мы «совершенно случайно» насыпали туда. Если бы ты видел, как он чертыхался и ругался! А я и Стефан тихонько смеялись в сторонке. Потом посмотрели фильмы, еще раз посмеялись над Деймоном. Но что-то было не так. У меня появилось плохое предчувствие. Стефан иногда как будто смотрит мимо меня, не замечает, или даже не обращает внимания. Думаю, всему виной Кетрин. Она же поселилась в их доме! Как будто ей негде жить! Ну ладно, Елена, не ревнуй. »

Одинокая слеза скатилась по щеке Елены. Как же все-таки больно! Но она должна быть сильной, хотя бы ради сына. Взяв себя в руки, она продолжила чтение:

Как он мог так поступить? КАК? Я ни в жизни не поверила бы, если бы не увидела своими глазами! И Деймон мне ничего не рассказал? Почему? Ведь знал, что если я узнаю об этом сама, то мне будет в сто раз больнее. Наверно, он знал об этом! Ах да, дневник, ты же не знаешь, что случилось!

Сегодня у меня было просто прекрасное настроение. Я, как последняя дура, помчалась к своему «дорогому» Стефану, надеясь, что с ним все в порядке, ведь сегодня я не видела его вообще! Вбежав в особняк Сальваторе, я вдруг услышала стоны. Сначала я подумала, что это показалось. Затем мне пришло в голову, что это Деймон развлекается с очередной девушкой. Но я никак не могла представить, что это был Стефан, держащий в объятиях Кетрин, обнимающий и ласкающий ее. Наверно, я все-таки пришла вовремя, так как он уже был готов снять с Кетрин всю одежду. А Кетрин лишь тихо шипела от удовольствия, стягивая со Стефана штаны. Я не могла видеть это, мое душевное равновесие где-то резко потерялось, и я выбежала из дома, совершенно случайно хлопнув дверью. Они наверняка услышали, потому что в тот момент, когда я выбегала за угол, Стефан соизволил выглянуть в окно. Но я не видела ничего. Туман окутал мои глаза, наверно, из-за слез, которые текли рекой из моих глаз. Я даже чуть не попала под машину. Просто повезло, что Деймон оказался рядом и вытянул меня на обочину. Но я и на него обижена! Наверняка он знал, что Стефан и Кетрин.… Все! Не хочу знать этого предателя Стефана и прикрывающего его Деймона!…»

«Сейчас проснется мое маленькое чудо» — улыбнулась Елена. Приняв душ, она пошла в комнату сына. Он уже не спал, и вел себя необычно тихо. Сердце Елены наполнилось безмерной любовью и нежностью к ребенку, и она позвала его:

— Арти, ты уже проснулся?

Артур обернулся и посмотрел на мать. И в Елену впились взглядом глаза льдисто-голубого цвета, глаза Деймона.

Артур обернулся и посмотрел на мать. И в Елену впились взглядом глаза льдисто-голубого цвета, глаза Деймона, такие же гипнотические и притягательные. При взгляде на маму его личико засияло самой искренней улыбкой. Порой она удивлялась, как в таком маленьком существе находилось столько радости и позитива? Может, эта черта передалась от нее? Ну, ведь должен же Арти хоть чем-то походить на нее? А то, при взгляде на сына, Елена все время видела Деймона, не эгоистичного и жесткого, а веселого или порой шаловливого Деймона, словно ей представился шанс увидеть его в совершенно ином свете: этаким милым мальчишкой, неспособным сидеть на месте хотя бы минуту.

— Да, все хорошо, милый, – улыбнулась Елена и, подхватив сына на руки, закружила его по комнате. Это был один из самых счастливых моментов каждого утра, когда Елена слышала его смех, целовала его маленькое, но такое совершенное лицо, любуясь каждой его черточкой: выразительными скулами, пухлыми губками и розовыми щечками, его черными волосами, такими мягкими и шелковистыми, которые в художественном беспорядке разметались по всему лицу Артура, накрывая его лоб. Ее сын был само совершенство, такой же красивый и удивительно грациозный, как… Деймон.

Дорогой дневник! Наверное, я самая несчастливая девушка в мире! И это еще мягко сказано!

Прошло 2 месяца с тех пор, как я осознала свои чувства к Деймону, и с тех пор, как он и Стефан уехали, не оставив даже намека на то, куда именно. Расскажу, как я это узнала.

2 месяца назад я была очень счастлива. Любовь давала мне крылья, и я парила в полнейшей невесомости. Все мои мысли были заняты только им, любимым. О предательстве Стефана я даже не вспоминала, живя настоящим, а не прошлым. Стефан – это перевернутая страница моей жизни, одно из самых неприятных воспоминаний.

Итак, я отвлеклась. В этот роковой вечер я ждала Деймона, но он не приходил. Это было очень странно, потому что Деймон – сама пунктуальность. Набравшись смелости, я подумала, что все-таки смогу войти в дом Сальваторе, не обращая на Стефана никакого внимания. То, что я увидела там, меня удивило. Казалось, что особняк был заброшен: никого не было, всюду валялись какие-то мелкие вещички и обрывки бумаг. Полная самых плохих предчувствий, я вбежала в комнату Деймона. Там было все по-прежнему, не считая одной маленькой детали: все вещи из гардероба куда-то исчезли, комната казалась одинокой и покинутой. Надеясь найти хотя бы Стефана, я, как ураган, внеслась в его апартаменты. Там творилось то же самое. Ничего не понимая, я прошлась по дому. Все казалось обычным, не считая беспорядка. В голове у меня пролетела шальная мысль: «Они что, уехали?» И осознание этого причинило мне такую боль, что я невольно сжалась в комочек и зарыдала навзрыд. Нет, я не буду больше плакать из-за вас, Сальваторе, вы принесли мне слишком много горя и боли! Я забуду вас и проживу долго и счастливо. »

Дневник, произошло что-то невероятное! Я… беременна!? Знаю, это звучит как-то дико, но это так. Но что еще более странно, наверно, я беременна от Деймона. Да, я все правильно написала. И узнала я об этом совсем недавно – каких-то пару часов назад. А я даже не подозревала, что люди могут беременеть от вампиров! Или только я одна такой уникум? Странно как-то… и к тому же очень удивительно! Интересное ощущение – чувствовать в себе зарождающеюся жизнь, прислушиваться к быстрому сердцебиению ребенка, ощущать всем своим существом, что организм теперь обеспечивает не только меня, но и другого маленького человечка. Но вначале я не очень адекватно отреагировала на эту новость: сначала не поверила, подумала, что у доктора съехала крыша, потом предположила, что это розыгрыш, банальная шутка. Но видя серьезные лица доктора, Бонни и Джереми я поняла, что залетела.… Ах да, расскажу о том, как я это узнала!

После их бегства я опять была в депрессии, и отвлечь себя я ничем не могла. Только и делала, что ходила в их опустевший особняк, вспоминая прошлое. И вот, в одной из таких прогулок, я немного задержалась в гостиной. Слой пыли там достигал сантиметров 10, не меньше. И тут я заметила исписанную, скомканную бумажку. Подняв его, я ощутила запах одеколона, наверняка Деймона. Решив разобраться, я спрятала клочок бумаги в сумку и помчалась на всех порах домой.

Буркнув Бонни и Джереми какое-то подобие приветствия, я вбежала в свою комнату. Там, в тишине и спокойствии, я аккуратно вынула ее из сумки, словно самое ценное сокровище, и еще раз принюхалась. Да, точно, это запах одеколона Деймона: такой родной и приятный. Сразу пришли воспоминания, давно пылившиеся в дальнем закоулке моего сознания: вкрадчивый и нежный голос Деймона, его обжигающий взгляд, страстный и будоражащий поцелуй, совершенство его тела, длинные пальцы, ласкающие мою щеку… Да, как же я согласна с теми, кто считает, что наши воспоминания – это рай! Но тут случилось нечто ужасное: мое любопытство проснулось и требовало, чтобы я прочитала то, что написано на бумажке. Как же я теперь жалею об этом! Лучше бы я жила в счастливом неведении, чем узнала о том, что меня наглым образом бросили. Цитирую ее точь-в-точь, как там было написано:

«Елена! Если ты это читаешь, то мы уже далеко. Не могу сказать, что мной руководило, когда я писал это. Но ты должна забыть меня и моего брата, забыть все, что было между нами, не надо вспоминать о том, что причинит тебе боль. Мы больше не появимся в твоей жизни, ни одного намека на то, что мы здесь когда-то жили. И я…»— по подчерку казалось, что его рука дрогнула, — «я забуду тебя, выброшу из своих мыслей! Прощай!

Если описать то, что я почувствовала, может быть, не хватило бы толстенного словаря. Сразу пришла боль из-за предательства, потом непонимание, из-за чего он так поступил, и снова боль.… Так я и просидела, тупо смотря на записку. А потом у меня сильно помутнело в глазах и я почувствовала сильный толчок в живот, словно меня туда кулаком ударили. Единственное, что я запомнила, было падение на пол. И темнота, страшная и опасная… Она затягивала меня в себя, лишала способности мыслить, оставляла лишь глухую боль… Как вдруг я вынырнула из тьмы и очнулась на полу своей комнаты.

Чувствуя себя спасенным утопающим, я жадно хватала ртом воздух, ощущая при этом характерный запах нашатыря: похоже, меня очень долго приводили в чувство. Рядом находились обеспокоенные Джереми и Бонни, ну и врач, немного странный на мой взгляд: слишком уж он загадочно улыбался. Доктор, удостоверившись, что я пришла в себя, тут же начал расспрашивать меня, когда у меня в последний раз были ПМС, и не расстраивалась ли я недавно? По-моему, его это не должно касаться, но раз он спросил.… И правда, когда они в последний раз были? Где мой календарь?

Подсчеты показали, что у меня задержка уже три месяца. Ничего не понимая, я рассказала об этом доктору, а он как заорет: «Милочка, да вы беременны! Неужели вы за три месяца ничего не почувствовали?»

Я была потрясена, и это еще мягко сказано! Как, когда, и, самое главное, от кого я могла залететь. Но тут я снова провела небольшие подсчеты (на самом деле большие) и путем титанических усилий из головы всплыло имя – Деймон? Но как это возможно? Вампиры же не могут иметь детей! Мозг сейчас совершенно отказывался работать!

Но потом, как на зло, я вспомнила предательство Деймона, а, заодно, и Стефана. Гады, уроды, подонки! Почему я такая несчастливая? Все парни меня почему-то предают, или, вообще, убегают. И тут в порыве бешенства мне пришла бредовая идея: зачем мне вообще этот ребенок? Деймон далеко, он сам хотел, чтобы ничто о нем не напоминало, вот я и сделаю аборт!

Теперь, через два часа, я благодарю небеса за то, что они послали мне Бонни и Джереми. Вместе они очень хорошо убеждают. Сначала пошли упреки в малодушии и эгоизме, что из-за моих капризов может погибнуть маленький человечек, затем мольбы, что Деймон сравняет Мистик-Фоллс с землей, если узнает, что я сама же убила его ребенка (если, вообще, он узнает о нем). И тут мне стало стыдно! Правда же, как я могла убить живое существо, и причем, собственного малыша! И дело не в том, что я так сильно испугалась Деймона, я наперекор ему сама воспитаю его, а об отце ничего не расскажу! Я гордо вскину голову и пойду напролом, разрушая все преграды. И ты, Деймон Сальваторе, мне не нужен! Ты даже не узнаешь, каким он будет, не увидишь его никогда! Твое предательство разрушило все мосты, связывающие тебя со мной и моим миром. »

В порыве чувств Елена подхватила Арти и крепко прижала к себе, ласково поглаживая его черную головку. Чувствуя, что маме сейчас плохо, он лишь крепче прижался к ней, пытаясь понять, что же так встревожило ее…

Если вы не покинете город, то я собственноручно каждой девушке вырву сердце из груди. Не думайте, что это только слова. Если вам дорога одна из них – вы уберетесь отсюда.

— Спасибо за помощь, Деймон! Без твоей глупости и наивности я бы не получил, то, что ждал уже 800 лет.

И он растворяется в ночи, а Елена лишь кричит ему вслед:

И тут я всегда просыпаюсь. Странно, не правда ли? Почему этот сон беспокоит меня уже год? Что он означает? И почему у меня самого разрывалось сердце, как будто Клаус уносил с собой частицу меня самого…

Все, что спало во мне, очнулось при виде ее. Сердце забилось быстрее, желание оказаться рядом с ней затуманило мой разум, я мечтал лишь об одном: подбежать к ней поближе, посмотреть в эти упрямые глаза и утонуть в их глубине, поцеловать ее и прижать крепче к своей груди…. Но нельзя, и дело не только в моей порядочности…. Рядом с ней шло какое-то «маленькое чудовище» и цеплялось за руку.

Сердце Елены до сих пор билось в бешеном ритме. Может, ей показалось? Может, это галлюцинации? Ну не могла она видеть Деймона в той машине!

«Наверно, из-за психического расстройства» — подумала она – «Не надо было ворошить прошлое, теперь мне отовсюду Деймоны мерещатся!»

— Что такое, милый? – спросила Елена

Арти ответил лишь одно слово:

— Какой папа, сынок? Ты же заешь, что…

— Папа! – Артур упорно стоял на своем – Там папа!

Елена не поверила на слова сыну. Какой папа? Деймона здесь нет уже два года, и когда Арти узнал, как выглядит Деймон? «Наверно, ему что-то померещилось» — подумала Елена и ответила сыну:

— Арти, тебе показалось!

Но тут Артур наградил ее фирменным «деймоновским» взглядом, что очень часто означал: «какая же ты идиотка!», и опять повторил:

Тут Елена не на шутку испугалась. Ее сын говорил так уверенно, что не поверить ему нельзя. И из груди ее вырвалось лишь одно слово, ясно выражающее всю бурю эмоций, бушевавших в ней:

— Там, в машине, — рука Артура указала на близстоящий автомобиль серебристого цвета. Ей показалось, или водитель заметил ее взгляд, брошенный в его сторону? И почему он тут же рванул с места? Но Елена, на всякий случай, схватила ребенка на руки, закрывая его лицо. Арти очень сильно вырывался, а когда машина отъехала на приличное расстояние, в его взгляде сквозило такое отчаяние, что сердце матери больно екнуло. Нет, Деймон никак не мог быть в Мистик-Фолзе! Да и Артур не мог знать, как выглядит Деймон! Хотя, если он посмотрит в зеркало, то узнает…

По взгляду мамы стало понятно, что она не поняла моего слова. А потом она ответила мне с непонимающим видом:

— Какой папа, сынок? Ты же заешь, что…

Ну, мама…. Да знаю я, что папы с нами нет, но и ты, мам, не понимаешь, что он совсем рядом, я слышу его сердцебиение: намного медленнее мамы и моего. Сердце его тяжело бухало, отсчитывая каждые 3 секунды. Что же, повторим:

— Папа, там папа! – чуть не заорал я. И тут же заметил, как изменилось лицо мамы: она расслышала мои слова, но все равно в них не поверила и тут же заявила:

— Арти, тебе показалось!

Ууууууу, ну почему взрослые не понимают нас, детей? Думают, что они старше и знают все больше нас? Сомневаюсь.… То, что они прожили дольше, не значит, что они умнее! Мы видим мир во всей его яркой окраске, а взрослые остались в серой обыденности…. Наверно, мама заметила, каким взглядом я посмотрел на нее, и лишь выдохнула:

Ну наконец-то! А то я думал, что никогда не достучусь до нее! Все, теперь осталось лишь одно: показать в сторону машины, где сидел он. Но я не успел ничего сделать: машина тут же сорвалась с места, а мама схватила меня на руки, закрывая от него. Странно…. Я думал, что мама обрадуется…. Да и папа…. Не понимаю я этих взрослых…. Ну ничего, я чувствую, что однажды с ним встречусь, надо только подождать…

Елена посмотрела на себя в зеркало и улыбнулась своему отражению. Платье, немного похожее на то, что было на ней во время конкурса «Мисс Мистик-Фолз», сидело так, словно его специально для нее сшили. Персиковый шелк выгодно оттенял ее кожу и делал фигуру изящнее, небольшое декольте подчеркивало ее высокую грудь, тяжелые локоны струились по плечам, прикрытым легкой шалью под цвет платья, а на шее висел кулон с тигровым глазом. Не заметя в себе никакого изъяна, она снова посмотрела на себя, как вдруг раздался восхищенный выдох:

— Мама, ты у меня самая красивая!

Елена обернулась и посмотрела на сына. В его глазах читался искренний восторг и радость. Улыбнувшись, она подбежала к нему и сжала в объятиях. От сына приятно пахло вареньем: наверняка все-таки добрался до банки на столе. «Нет, не буду ругать»- подумала Елена и посмотрела на Арти, который крепко прижался к матери, не желая отпускать, и тихо прошептал ей свой вопрос ей на ушко:

— А почему ты не возьмешь меня с собой?

— Ну, милый, — улыбнулась Елена, — ты же знаешь, что там будут только взрослые. Тебе будет неинтересно.

На это заявление глаза Артура стали такими печальными и просящими, и большая хрустальная слеза скатилась по щеке мальчика. Смотря на него в это мгновение, любой бы умилился и выполнил его просьбу, но Елена знала, что именно таким способом Арти порой добивается того, чего хочет. Но сейчас она чувствовала, что это серьезно, и как бы ни хотела Елена, она не смогла бы взять ребенка с собой. У знакомых Дженны и Аларика не было детей, и, как бы Артур не утверждал, что ему весело и среди взрослых, он не мог пойти.

— Ну, малыш, не плачь! – она провела ладонью по щеке мальчика, утирая слезу. – Я буду недолго, только на церемонии. Да и ты не будешь один. С тобой посидит Керолайн.

— А почему она не пойдет на свадьбу?

— Нуууу… – как же объяснить малышу, что Керолайн поругалась с Мэттом и не желает находиться в его компании? – Керолайн там неинтересно.

— Пускай и тебе будет неинтересно! – стоял на своем Артур. – Я не хочу оставаться дома!

Елена лишь улыбнулась этому заявлению. Она бы и не пошла, если бы тетя Дженна не так стояла на своем. Сердце почему-то говорило ей остаться и быть с сыном, но долг зовет…. Тут ее размышления прервал звонок в дверь.

— Ну что, идем встречать Керолайн! – воскликнула Елена и, подхватив Арти на руки, побежала к двери. На пороге стояли Бонни и Кер, улыбаясь и приветствуя ее и Арти.

— Отлично выгладишь! – воскликнула Керолайн, оценив наряд Елены, и вошла в дом. – И где мой подопечный?

Артур выглянул из-за спины Елены и посмотрел на нее. Глаза Арти буравили Кер взглядом, словно пытаясь посмотреть внутрь, и ее передернуло: обычная реакция на такой взгляд. Но потом Арти улыбнулся одной из своих очаровательных улыбок и потянулся к Керолайн. Их двоих связывала очень крепкая дружба, иногда немного непонятная из-за разницы в возрасте. Можно сказать лишь одно: вместе им очень весело. Когда бы Елена ни пришла, в доме царил кавардак после игр Керолайн и Артура: каждый миллиметр пола был чем-нибудь испачкан, хотя бы одна ваза была обязательно разбитой, а Арти так перепачкан, что невольно заставляло Елену задуматься — не играл ли ее ребенок в грязной луже?

— Ну что, ты готова?

— Бонни, что случилось? – Елена удивленно уставилась на подругу – Где веселое настроение? Дома забыла? Только не говори, что поругалась с Джереми!

— Бонни, говори по делу! Что ты?

— Нет, ничего! – выдохнула она. – Пошли уже!

Еще покрутившись перед зеркалом, Елена направилась к выходу, и, не удержавшись, еще раз посмотрела на сына. Он весело помахал ей рукой и послал воздушный поцелуй. О боже, как он напоминал Деймона в это момент: такая же улыбка, но более мягкая и задорная, такой же блеск глаз, и такая же манера посылать поцелуи. Улыбнувшись малышу, она вышла, но материнское сердце почему то сжалось от неприятного предчувствия…

Свадьбу Аларика и Дженны решили праздновать около старого дома Гилбертов, что стоял на берегу живописного озера, окруженного небольшим лесом. Свадебный шатер раскинулся по всей поляне и очень напоминал сказочный белый парус. Повсюду звучала изысканная музыка, не заглушаемая разговором людей. Чуть подальше, у утеса стояла свадебная арка, украшенная белыми розами и орхидеями, а возле нее маячила одинокая фигура в черном смокинге, посматривающая на гостей.

— Спасибо, Джер! – благодарно прошептала Елена.

— Не стоит, сестренка! – ответил ей Джереми. – Я не позволю всяким незнакомым типам подходить к тебе. Кстати, вам не кажется, что Аларик слишком напряжен?

Елена удивленно посмотрела на него. Какой он красавец в этом светло-сером костюме и белоснежной рубашке, так освежавшей его! Он и Бонни – просто потрясающая пара. И, кстати, когда он понял, что с Алариком не все в порядке?

— Наверно, жених очень сильно волнуется! – предположила Бонни

— Может быть… — ответила Елена. – Давайте подойдем к нему!

Девушки и юноша забрались на утес, где бродил Аларик. В смокинге он выглядел, как киногерой: черный атлас блестел на солнце, волосы были уложены в стильную прическу, а в кармашке белела роза. Но лицо его было несчастным: глаза не блестели, губы не улыбались, а даже чуть-чуть подрагивали, наверное, от скрываемого волнения.

— Не волнуйся, Аларик! – похлопал его по плечу Джереми – Подумаешь, свадьба! Ты и не через такое проходил! Вот, к примеру, Изобель….

— Стоп, про Изобель не надо! – возмутился он. – Не хочу о ней вспоминать. Лучше настройте меня на хорошее настроение!

— Хорошо, — Елена посмотрела в глаза Аларика, — ты и Дженна проживешь долго и счастливо, и у вас появятся очаровательные карапузики, которые…

— Нууу, до такого карапузика, как твой, нам с Дженной надо работать и работать! – нагло усмехнулся Аларик. – Кстати, а как он?

— О, Арти просто чудо! – в глазах Елены засверкало искреннее восхищение. – Он такой умница, растет и развивается, скоро станет умнее меня! Но…

— Что «но», Елена? – спросил он

— Иногда мне кажется, что ему все-таки не хватает отца. По этому поводу Арти очень переживает. Вот, к примеру, вчера, он почему-то на всю улицу кричал, что Деймон здесь, и он наблюдает за нами из машины. Я посмотрела в ту сторону, куда он указывал, и правда, там была машина, но она тут же рванула с места. Если бы ты видел, как он вырывался, а потом, когда машина уехала, посмотрел на меня с таким осуждением, что мне стало немного страшновато. Наверное, он в каждом прохожем будет искать Деймона.

— Может быть… — проговорил Аларик. – Кстати, я….

— Тсс, — шепнула Бонни. – Дженна выходит!

Музыка сразу же стала тише, разговоры людей умолкли. Аларик встал возле алтаря, ожидая Дженну, а Елена и Джереми встали позади его. Остальные распределились по обе стороны от ковровой дорожки нежно-розового цвета, растиланой специально для невесты. Тут же заиграла легкая музыка, и появилась Дженна. Какая же она красавица в бело-розоватом платье с неглубоким декольте и вырезом на спине, доходившем до талии, спереди прямым, а сзади – с целым океаном нежной фурнитуры белого цвета, накладывающейся друг на друга волнами. Прикреплялась вся эта красота к броши в виде большой распустившейся розы. В руках, облаченных в кремовые перчатки до локтя, она держала букет из розовых орхидей и лилий. Волосы были собраны в изящную прическу на затылке, из которой спускались отдельные пряди. Она была великолепна!

— Давай, я поймаю его для тебя!

Ничего не поняв, Елена обернулась и посмотрела на рядом стоящего юношу. Тот уже подпрыгнул и, схватив букет и приземлившись на ноги, подал его Елене. «Нет, нет. » — закричала про себя Елена – «Почему он здесь! Нет, это невозможно! Я не верю своим глазам! Почему он здесь. »

А парень буравил ее взглядом и улыбнулся – он знал, что его не ждали здесь, и, вдоволь насмотревшись на Елену, произнес:

— Не думал, что ты будешь так встречать парня, хоть и бывшего!

Елена не знала, что ответить. В ней кипела злоба, желание залепить ему пощечину и уйти с гордо поднятой головой затмило все. И она, сдерживаясь, как может, зло прошептала сквозь зубы:

— Стефан! – голос Елены был полон яда, способного растопить даже бетон, но не пуленепробиваемого Стефана. Глаза ее блестели, как у дикой кошки, прическа немного растрепалась, весь ее вид говорил, ну, или, по крайней мере, предупреждал: «Не подходи ко мне! Со мной связываться опасно!» Но Стефан этого не испугался:

— Что, Елена, не можешь проговорить ни слова? – язвительно потянул он.

— Нет, почему же? – сладко улыбнулась Елена. — Скажу тебе даже целое словосочетание – убирайся вон!

— Между прочим, город не только для тебя построен. В нем проживает еще…

— Стефан, я не шучу, убирайся! Я не хочу тебя видеть, для меня ты сбежал вместе со своим братцем!

— Ах, до чего непостоянны женщины! – вздохнул Стефан. – Сначала ты меня любила до потери пульса, а теперь… — он махнул рукой. – Почему ты меня ненавидишь?

— Почему!? – Елена чуть ли не перешла на крик, но побоялась, что люди услышат. – Почему!? Ты, наглый, самодовольный идиот! Я…

— Тсссс… – прошептал он, прижимая палец к губам. – Ты же не хочешь испортить свадьбу Дженны?

Елена еле сдерживалась, чтобы не влепить ему пощечину, но подумала, что маленькая лужица, которая останется от Стефана Сальваторе, не очень порадует тетю. Поэтому, ну, и чтобы хоть как-то успокоится, она отвернулась, и хотела было уйти, как Стефан схватил ее за локоть и просипел:

— Ты, как я думаю, не очень скучала обо мне, даже когда я был рядом, ты успела позабавиться с моим братиком, — его голос приобрел ледяные нотки. — А ты стерва, Елена!

— Ч-что? – от возмущения она потеряла дар речи. — Да как ты смеешь говорить мне это! Ты, который бросил меня ради этой Кетрин! Ты подонок, Стефан, и я не желаю даже находиться рядом c тобой!

Она собиралась уже уйти, как Стефан опять притянул ее к себе. Тут Елена уже не заботилась ни о чем, и звонкий удар был слышан всеми, кто присутствовал. Конечно, Стефан ничего не почувствовал, но Елене было приятно хорошенько его ударить. Она посмотрела на Стефана, держащегося за щеку, и удивилась: это не тот Стефан, которого она знала: раньше он был мягким и чутким парнем, а теперь какой-то наглой сволочью, каким раньше был Деймон. Перед ней стоял тип, который, не ожидая такого поворота событий, посматривал на нее с ноткой удивления во взгляде.

— А ты изменилась, – проговорил он. – Стала более уверенной и сильной. Неужели на тебя так повлиял мой братец?

— Да ты. ты и мизинца его не стоишь! – закричала Елена. – Я очень рада, что у меня открылись глаза на то, какой ты идиот! Я любила тебя, думала, что ты тот самый, с которым я хотела провести жизнь, а ты открыл мне глаза на правду, и я очень благодарна тебе за мою сегодняшнюю жизнь и за… – она чуть не проговорилась «за сына от Деймона», но сдержалась. Она никогда не скажет об этом никому, а Стефану особенно.

— За что еще ты мне благодарна?

Она не успела ответить – Бонни и Джереми подбежали к ним, и, заметя след от удара на щеке Стефана, поняли, в чем дело.

— Привет, Стефан, давно не виделись! – улыбнулся Джереми. – И какими судьбами?

Стефан убийственно посмотрел на него, сверля его взглядом своих зеленых глаз, и вдруг обратил внимание на Бонни:

— О, и ведьма тоже здесь!

— Стефан, что с тобой? – удивленно спросила Бонни. – Ты раньше таким не был.

— Судьба потрепала, – ответил он и посмотрел на Елену.

Она вся дрожала от возмущения. Желание выцарапать ему глаза было очень велико, но Джереми сдерживал ее, не давая наделать глупостей. Она лишь зло взглянула в его глаза и снова удивилась этой метаморфозе Стефана: раньше они были яркими и живыми, а теперь холодными и жестокими. Казалось, что как будто что-то держит его на расстоянии, стирая остатки прежнего Стефана, заменяя их моделью, не знающей любви и добра, не чувствовавшего верности и тепла. Перед ней стоял Стефан-робот, знающий лишь зло. И это вызвало такую боль, что сердце ее сжалось, а она расплакалась.

— Что с тобой случилось? — прошептала Елена сквозь слезы.

Стефан обернулся и посмотрел в ее глаза. Ей показалось, или в них блеснула какая-то эмоция? Даже если и не показалось, она уже потухла, заменяясь отчужденностью. А ведь раньше одной ее слезинки хватало, чтобы пристыдить его.

— Ты пожалеешь обо всем, Елена! – внятно произнес он, выделяя каждое слово. – И поверь, я буду наслаждаться каждой секундой твоих страданий и боли. Не волнуйся, они скоро настанут!

И он в буквальном смысле исчез, оставив Елену наедине со своим горем.

— Ей надо в какое-нибудь тихое место! – прошептала Бонни Джереми. – Я сейчас отведу ее в кафе, она немного выпьет кофе и успокоится.

— Хорошо, только ты проследи за ней. А то я боюсь, что эта встреча оставила в ней неприятный осадок.

Бонни лишь кивнула и, взяв Елену под руку, ушла. «Что же это значит» — подумала она. – «Неужели грядет что-то страшное?»

Чашка с кофе до сих пор тряслась в руках у Елены, да так сильно, что несколько капелек упали на ее платье. Даже успокаивающая атмосфера кафе не приводила ее в чувства. «Наверно, она вся испереживалась!» — подумала Бонни, сочувственно гладя Елену по плечу, и осмотрелась. Да, это было очень уютное кафе: всюду стояли мягкие кресла цвета молочного шоколада, в камине весело потрескивал огонь, даря чувство спокойствия и защищенности. На стенах цвета топленого молока висели разные картины в светло-коричневых рамах. Но Елену это не успокаивало. Ее плечи по-прежнему дрожали, голос не был звонким, а на щеках блестели две дорожки, оставленные слезами.

— Я не понимаю, что я ему сделала! – зарыдала Елена. – Зачем ему было так оскорблять меня? Ведь он сам виноват в том, что случилось!

— Я сама не понимаю, Елена! Знаешь, мне немного показалось, что это не наш Стефан – слишком злой у него взгляд. А что он тебе говорил?

— Я не хочу об этом вспоминать, Бонни… — тихо прошептала Елена. – Только я знаю, что еще ни одному человеку я не желала так причинить зла. Я только смотрела на него и чувствовала, как во мне закипает гнев…

Больше они не разговаривали. Елена, глубоко вздохнув, посмотрела на огонь. Какой же он непостоянный и опасный. Он и согревает, и при этом может причинить боль, если ты не умеешь с ним обращаться. Она уже обожглась два раза, полюбила одного – он оказался предателем, полюбила другого – он, вообще, ее бросил. Так где же золотая середина? И когда она, наконец, найдет свое счастье?

Почему Стефан так говорил с ней? Что он имел в виду, говоря, что будет наслаждаться каждой секундой ее страданий и боли. Что с ним такое произошло за эти два года? Почему он так изменился? И что руководило им, когда он произносил эти обидные слова?

— Елена, ты меня слышишь? – повторила свой вопрос Бонни.

— О чем ты задумалась?

— Прости, просто, мне кажется, что у Стефана не все в порядке с головой.

— Я это заметила — улыбнулась Бонни. – А еще теперь я уверена, что этот Стефан куда-то дел нашего добрячка.

— Я тоже. – Елена посмотрела на Бонни. – Это не тот Стефан, которого мы знали раньше!

— Да, и еще у меня очень плохое предчувствие по поводу его появления здесь.

— Да?- удивилась Елена. – И с чем оно связано?

— Мне кажется, что с тобой и твоим сыном.

— Но это невозможно! – воскликнула Елена. – Ни Стефан, ни тем более, Деймон, не знают о нем. Это исключено!

— Может и исключено… — казалось, Бонни занимали собственные мысли. – Думаю, есть другая причина, но пока тебе надо быть сильной и не позволять всяким дуракам портить свою жизнь!

На это заявление подбородок Елены гордо поднялся, выражая наивысшею степень уверенности в себе. Глаза ее засветились разумным блеском, она не казалась больше несчастной. Наоборот, из нее начала выходить энергия, как из вечного двигателя. «За эти годы она изменилась!» — гордо подумала Бонни. – «Теперь ее ничто не сломает, не поколеблет ее решимость. Ну, и где же он пропадает?»

— Ну что, Бонни, пошли, а то Арти меня уже давно заждался! – улыбнулась Елена.

— Да-да, сейчас, только…

— А ты все по-прежнему врезаешься в людей, принцесса?

«Нет, нет!» — разум Елены отказывался работать. – «Нет, это всего лишь плохой сон. Теперь мне повсюду кажутся знакомые. Раньше Стефан, а теперь…» Елена начала осторожно поднимать взгляд на парня: так, черные ботинки, черные джинсы, явно фирменные, шелковая черная рубашка на его мускулистой груди… «Нет, нет, невозможно!» — кричала у себя в голове Елена, и посмотрела на лицо юноши. Черные, как смола, волосы, до боли знакомые Елене, смуглая кожа и мягкие губы, растянутые в усмешке. Тут она встретилась с его глазами, глазами, которые Елена не забудет всю свою жизнь, которые каждое утро смотрят на нее через взгляд сына. Сердце ее судорожно дернулось, она впивалась своим взглядом в каждую черточку его лица, и лишь одно вырвалось из ее груди:

— И какими судьбами в городе?

По взгляду Деймона можно было понять, что он ожидал любого, но не такого банального вопроса: глаза его расширились, как от удивления, взгляд стал изумленным и немного обиженным. «Ты думал, что я тебе брошусь на шею?» — со злорадством подумала Елена. – «Ха! Я уже не такая, и не поддамся твоим чарам!»

— Просто захотел тебя увидеть, – ответил Деймон, жадно разглядывая лицо Елены. Казалось, что он вбирает в себя каждую черточку, откладывая ее в долгий ящик своей памяти. Сердце девушки трепетало, и она была уверенна, что Деймон слышит его биение. Но, чтобы она сейчас не испытывала, Елена не покажет своих чувств, ради сына она вытерпит все, включая присутствие Деймона.

Тут она оглянулась и посмотрела на Бонни. Почему она так улыбается? Неужели… Ну и конспираторша! Она знала, что Деймон в городе! «Надеюсь, что еще она не распустила свой болтливый язычок на счет Артура» — подумала Елена — «А то…».

— Елена, почему ты постоянно оглядываешься? Неужели ничего не хочешь мне сказать? – спросил он, посматривая в сторону Бонни. «Ну и заговорщики!» — снова удивилась она. – «Ладно, поиграем по их правилам!»

— Да я просто в шоке! – сладко улыбнулась Елена. – Странно видеть тебя спустя два года. Не хочешь составить компанию двум одиноким дамам за чашечкой кофе?

— Сочту за честь! – почтительно ответил Деймон, немного наклонившись вперед и, взяв ее руку, нежно поцеловал, как в их первую встречу. Сердце Елены опять больно дернулось. Она знала, что чувствует Деймон: бешеный, просто дикий пульс и учащенное дыхание.

— Ну и как ты живешь? – вырвал ее из собственных мыслей Деймон. – Вышла замуж?

— О, да, и нарожала кучу детишек! – съязвила Елена. На это заявление Деймон лишь рассмеялся и посмотрел в ее глаза, ища что-то в ее взгляде. Но Елена научилась сдерживать свои чувства, и на лице ничего не отображалось: ни одна эмоция не показывалась в ней в этот момент. Тяжело вздохнув, он спросил:

— А почему ты не спрашиваешь, как я жил эти два года?

— А зачем мне спрашивать? – удивилась Елена. – Ты же не интересовался мной! Сбежал безо всяких объяснений, оставил лишь какую-то жалкую записку, и ты удивляешься, почему я не спрашиваю о тебе?

Деймон что-то хотел ответить, но не успел: у Елены зазвонил мобильный. Почему-то от этого звонка ее сердце затрепетало, как от страха. Нажав «вызов» она тихо спросила:

— В чем дело, Керолайн? Арти уже спит?

— Елена, тут такое дело… — прошептала Керолайн. – Ты только не волнуйся!

— Что случилось? – от страха сердце Елены начало так сильно биться, что могло разбить ее грудную клетку. – Кер, говори!

-В общем… — казалось, что Керолайн собирается с духом. – Арти похитили.

От шока Елена не смогла выговорить не слова. Она вскочила со своего места, опрокинув столик. Вот почему ее мучили плохие предчувствия! И сразу память услужливо подсунула фрагмент: Стефан, зло смотрящий на нее и шепчущий: «Ты пожалеешь обо всем, Елена! И поверь, я буду наслаждаться каждой секундой твоих страданий и боли. Не волнуйся, они скоро настанут!»

И из груди Елены вырвался, чуть ли нечеловеческий вопль, и один вопрос, так мучающий ее:

— Ты не поверишь! – заголосила Кер. – Стефан и Кетрин!

«Почему не поверю? Очень даже поверью!» — зло подумала Елена. – «Но каким боком в этом участвует Кетрин?»

— А как они вошли? – удивленно спросила она Керолайн.

— Ты же их когда-то приглашала в дом?

— Ну, так вот, теперь тебе понятно, как. Они ворвались в дом, Стефан прижал меня к стенке, пока Кетрин искала спальню Арти. А у Стефана глаза были такие злые-злые! Я слышала возню наверху, и вскрик Артура. Но Кетрин долго не спускалась, а один раз было даже слышно, как она упала на пол. Но вскоре она спустилась с Артуром на руках, зло ухмыляясь и … Елена, ты слышишь?

Елене было не до этого. Почему Стефан так поступил? И почему она не осталась дома, с сыном? И теперь из-за нее сын пропал! Целый град слез скатился по ее щекам, сердце рвалось на части. Ей срочно нужно домой! Даже не посмотрев на Деймона, она выбежала из кафе.

— Могла бы и попрощаться! Мы что, в Англии живем?

— Деймон, мне сейчас не до шуток! Лучше скорее подвези меня домой! – закричала на него Елена.

— А ты, хотя бы, живешь там, где и прежде?

Елена лишь кивнула на его вопрос.

— Домой, так домой! – улыбнулся Деймон. – Прошу вас сесть в экипаж!

Как только Елена села, машина рванулась с места, набирая такую скорость, что позавидовала бы любая «Формула-1».

Елена ворвалась в дом, как ураган, и тут же побежала в комнату сына. Слабая надежда теплилась в ее душе: может, это шутка, розыгрыш? Но Керолайн оказалась права: всюду царил такой кавардак, как после какой-то жестокой битвы. Из груди вырвался страшный вопль, но он был сразу же заглушен слезами и всхлипываниям. «Арти, Арти…» — повторяла про себя Елена, не замечая того, как Деймон подошел к ней.

— Арти? – ухмыльнулся он. – Ты что, завела себе щенка?

Тут Елена не выдержала. Как он смеет такое говорить? Он! Наглый, самовлюбленный идиот! Тут она подлетела к нему со скоростью, которой позавидовал бы любой вампир, и со всей силы ударила его наотмашь по щеке. От ее удара Деймон пошатнулся и схватился за кресло: стало понятно, что он его почувствовал. Красный след от ее ладони стал наливаться довольно-таки быстро. Сейчас Елене казалось, что она способна даже вонзить ему кол в сердце и наслаждаться его агонией. Но ее гнев был потушен мыслью о сыне и еще одним градом слез. «Надо его найти!» — твердила про себя Елена. — «Не знаю как, но я его найду. Я убью любого, кто посмеет даже прикоснуться к нему». И она, провожаемая удивленным взглядом Деймона, вышла собирать вещи, нужные в дороге.

— Елена, нам нужно поговорить! – прошептал он. — И это очень срочно! Почему твой сын так похож на меня?

— Привет, – я очаровательно улыбнулся ей, чтобы снять напряжение. — А почему ты так удивляешься, что я здесь?

— Ну, я думала, что после той истории ты никогда не вернешься.

От воспоминаний у меня по спине пробежал озноб (что очень странно). Это один из самых страшных моментов моей жизни, наполненный разными эмоциями: страхом за Елену, боязнью потерять самое ценное, что было у меня – мою принцессу… Переборов себя, я решил спросить самое главное, мучавшее меня:

— А как Елена? С ней все в порядке?

— Елена? – переспросила Бонни. — О да, она живет просто отлично! Вот, растит…

— Не говори мне это! – почему-то я не захотел слушать о сыне Елены. Может, из-за того, что это принесет еще большую боль от мысли о том, что она принадлежит другому.

Бонни удивленно посмотрела на меня:

— Тогда почему ты здесь?

— Помоги мне с ней встретиться! – попросил я.

— Ха! – хмыкнула она. – И с каких это пор Деймон Сальваторе просит помощи, чтобы встретиться с девушкой?

— Это не смешно! – заявил я, и тут же хрипло прошептал, выдавая все обуревавшие меня эмоции. – Просто… Я ее два года не видел, и не знаю, как она отреагирует на мое появление…

На лице Бонни появилась понимающая улыбка. Я почему-то презирал всепонимающих людей, но, раз я в том положении, когда должны понять меня, я буду только рад такой улыбке.

— Хорошо, сделаем так. Завтра у Рика и Дженны свадьба, я уведу ее пораньше и отправлюсь с ней в кафе. Согласен? Эй, Деймон!

Я ее уже не слушал. Мое сердце задавало бешеный ритм, заставляя кровь в моих сосудах течь сильнее. Теперь я понимаю, как чувствует себя счастливый человек! Я находился не на седьмом (это слишком мало для меня) облаке от счастья, а на сотом, минимум. Но тут из грез меня вырвала Бонни одной лишь произнесенной фразой:

— Смотри, только не опоздай! Я не смогу ее долго держать, тем более, что ей надо будет к сыну.

Ну вот, опять я слышу о сыне! И почему Бонни так многозначительно смотрит на меня? Ничего не понимаю! Ладно, сделаем так, как придумала ведьма.

Я услышал, как бешено бьется ее сердце, как в редкие минуты волнения. Ее взгляд поглощал меня, изучая и исследуя все до мелочей: от обуви до рубашки. И тут она посмотрела на мое лицо своими бездонными карими глазами, и я понял, что пропал: они затягивали меня в свою глубину, заставляя учащаться пульс. Ее рука автоматически поднялась для удара, но я ее поймал и прижал к своей груди, чтобы она почувствовала и мое сердцебиение.

Я бы стоял так вечно, утопая в шоколаде ее очей, но почему-то глаза Елены вдруг засветились стальным блеском, будто что-то ее обозлило. Она выдернула руку из моих пальцев и язвительно спросила:

— И какими судьбами в городе?

Эх, не этот я ожидал вопрос, не этот! Думал, что все будет по-другому, что она прыгнет к тебе в объятия? Ошибочка вышла, Деймон! Елена не такая, в ней слишком часто играет гордость. Она продолжала сверлить меня взглядом, таким холодным и жестким, что любой человек невольно съежился бы. Любой, но не Деймон Сальваторе.

На этом Елена не остановилась. С преувеличенным почтением она сделала реверанс и сладким голосом предложила присоединиться к ней и Бонни за чашечкой кофе. Я, в общем, не возражал, и на ее манер ответил на приглашение. Усевшись за столик, я посмотрел на Бонни. Надо же, а она ничего не рассказала Елене! Я взглянул мельком на Бонни и усмехнулся. Но Елена, иногда отличавшаяся редкой проницательностью, заметила наш обмен взглядами, и ее глаза опять застлались туманной пеленой. Тут Бонни тихонько вышла, оставив меня с ней наедине.

— Ну и как ты живешь? – спросил я. — Вышла замуж?

— О, да, и нарожала кучу детишек!

Это была шутка, или все-таки правда? Может, я зря объявился здесь? Неужели она забыла меня? Вглядываясь в ее лицо, я не узнавал Елену. Раньше по ее мимике и жестам можно было прочитать все ее чувства, мысли, а теперь она словно закрыта, как глухая стена. Неужели она так изменилась за эти два года?

— Могла бы и попрощаться! Мы что, в Англии живем?

— Заткнись, Деймон! Лучше подвези меня!

— А ты, хотя бы, живешь там, где и прежде?

Елена только кивнула на мой вопрос.

— Домой, так домой! – я улыбнулся Елене одной из своих фирменных улыбочек. – Прошу вас сесть в экипаж!

Всю дорогу Елена молчала, лишь посматривая в окно. Я сосредоточенно вел машину, и иногда бросал взгляд на нее. Вот она, сидит рядом, грудь почему-то порывисто вздымается и дыхание сильно учащено. Вдруг мне самому стало не по себе, словно у меня что-то украли. Это была такая вспышка гнева, что я невольно поморщился, вцепившись в руль так, что побелели костяшки пальцев. Странно, что я его не сломал. Тишина в машине была угнетающая, прижимающая вниз к земле. Мне так и хотелось нарушить ее, но слова, даже не вылетев, терялись в глухой тоске Елены.

Как только я притормозил, она сразу выбежала из машины и помчалась в дом. Ну, а меня потянуло туда любопытство. Если Елена замужем, то почему она живет в старом доме? А может… Может она одна? Тогда от кого у нее сын?

— Арти? Ты что, завела себе щенка?

И я тут же пожалел о своих словах. Глаза Елены полыхнули огнем, безбрежным пожаром, охватывающим все на своем пути. В этот момент она была похожа на разъяренную тигрицу, готовую к прыжку на добычу. Она подскочила ко мне и ударила по щеке, да так сильно, что я почувствовал этот удар, но, чтобы не упасть и «сохранить лицо», я оперелся о стул и с удивлением посмотрел на Елену. В ее глазах до сих пор светился огонь, но он был тут же потушен целым морем слез. Она, даже не посмотрев на меня, побежала наверх, видно, собирать вещи.

Я решил, что мне здесь делать уже нечего, и я собирался уже уйти, как вдруг что-то приковало мой взгляд, и я решил осмотреться. Дом оставался прежним: все те же светло-коричневые тона, мягкие кресла, интересные картины, а кофейный столик, по-прежнему, заставлен фотографиями. Я подошел поближе и всмотрелся в них. Вот, на одном фото Елена, прячется в густой и высокой траве, улыбаясь в объектив, на другом фото Бонни и Джереми, гуляют в парке… Тут одна фотография притянула меня так сильно, что я взял ее в руку и посмотрел повнимательнее. Это было фото Елены с сыном. Она стоит возле дуба и держит на руках малыша. Он свесил головку на бок и озорным взглядом смотрит на фотографа. Глаза светло-голубого цвета светятся радостью, черные, как ночь, волосы, разметались по всему лицу мальчишки, оттеняя его смуглую кожу. Стоп! Где-то я уже видел это! Глаза, волосы, взгляд… Мальчишка из снов! Хотя и не только это. Тут память мне подсунула один фрагмент из моей человеческой жизни.

— Ну, сынок, — улыбнулась Женевьева Сальваторе, очень красивая и статная женщина с темными тяжелыми кудрями каштановых волос и ярко-голубыми глазами, светящимися добротой и пониманием, — ты же старше, а Стефану будет удобнее у меня на руках.

— Ну, маааммм, — протянул Деймон, жалобно смотря на мать, и маленькая чистая слезинка скатилась по его щеке.

— Ох, ну что с тобой поделать! – улыбнулась Женевьева. — Умеешь ты убеждать дам! Даже нашу служанку Присси ты умудрился заставить играть с тобой в пиратов и разрушить полдома. Не знаю, какой ты будешь, когда вырастешь. Джузеппе!

Из старого, но величественного особняка выбежал мужчина лет тридцати, одетый в муаровый жакет бледно-голубого цвета и брюки.

— Ты звала, дорогая?

— Да, ты не можешь подержать Стефана?

— А зачем, ему и у тебя неплохо.

— Просто Деймон хочет посидеть у меня на руках.

— Сын, не будь таким эгоистичным! – пристыдил сына Джузеппе.

— Я хочу с мамой! – упрямо повторил Деймон, в упор глядя на покрасневшего от гнева отца. Джузеппе почему-то сильнее любил младшего сына, чем старшего, поэтому Деймону чаще всего доставались оплеухи и наказания. И в этот раз достались, если бы не умиротворяющая рука матери.

— Джузеппе, успокойся, вон идет фотограф! Лучше подержи Стефана, – и она передала ему белый, пищащий сверточек и, взяв старшего сына на руки, улыбнулась пришедшему мужчине в черном костюме.

— Ну что, все готовы позировать? – спросила она.

Деймон только скорчил смешную рожицу и посмотрел в камеру…

Это сын Елены? Но почему он – моя точная копия, прямо вылитый я в детстве? Тут шальная мысль, которую я ужасно боялся произнести даже себе, пролетела у меня в голове: а если это мой сын? Но это невозможно! Исключено! Вампиры не могут иметь детей! Так, мне в срочном порядке надо поговорить с Еленой!

Я тихо вошел в ее комнату, где она собирала вещи. Судя по ее дрожащим плечам, она заметила мое присутствие. От волнения я не мог громко говорить и лишь только прошептал:

— Елена, нам нужно поговорить! И это очень срочно! Почему твой сын так похож на меня?

Елена слегка покраснела и, отобрав у меня фото, ринулась в атаку:

— Почему? Где ты был два года? Интересовался мной, или моей жизнью? Ты уехал, Деймон, без объяснений и прощаний, решив, что так будет лучше, а обо мне даже не подумал, все сделал по-своему…

— Это было ради твоей же безопасности, – прошептал я, боясь выдать тот страх, который выгнал меня из Мистик-Фолза, который заставил уехать и оставить ее одну на произвол судьбы.

— Да? – с сарказмом улыбнулась Елена. – И кто мне угрожал? Стефан? Кетрин? Кто?

— Не знаю, – ответил я. Брюнетка удивленно посмотрела в мою сторону, не скрывая иронии:

— Тогда нам не о чем говорить, – отрезала она и отвернулась, но я схватил ее за локоть и проговорил:

— Нам ЕСТЬ о чем говорить! И ты ответишь на вопросы, что я задам тебе!

— Деймон, отпусти, мне больно! – пролепетала она.

— И мне больно, Елена. Ты не поверишь, но я стал все чувствовать, как только понял, что у меня есть сын. Когда ты узнала, что беременна? Я тогда был в городе? Когда?

Елена все-таки выдернула свою руку и, отойдя от меня на приличное расстояние, ответила:

— Я узнала, что у меня будет ребенок, спустя два месяца после того, как ты уехал. Я бы поняла раньше, но из-за вашего со Стефаном предательства я чувствовала себя ужасно плохо. В тот день, — она сглотнула, – я опять пришла в ваш особняк, и заметила твою записку о том, что вы со Стефаном уехали, бросив меня одну. Мне стало так больно… Дома я лишилась чувств, Бонни и Джер вызвали доктора, он и сказал, что я беременна. А я… я хотела сделать аборт.

— Что? – от удивления я не мог проговорить ни слова. Она хотела избавиться от малыша! От моего сына, возможно, единственного человека, у которого отец – вампир! Не могу поверить!

— А что мне еще было делать? – закричала Елена, подскочив ко мне и, смотря прямо в глаза, начала отчитывать. – Рядом со мной никого не было, ты и Стефан уехали непонятно куда безо всяких объяснений, а мне восемнадцать лет, жизнь только начинается, и придется еще ребенка смотреть! Я была не готова к таким грандиозным переменам, да и злость на тебя подлила масла в огонь. Поэтому мне и пришла такая бредовая идея, но Бонни и Джереми меня отговорили, и я была счастлива, пока в городе опять не появился ты! Зачем ты приехал?

— Елена, а кому нужно было красть его?

— Ну, во-первых, не его, а Артура! А во-вторых, Стефану и Кетрин.

Ах, так это мой младший братец и потаскушка Кетрин! У нее что, проснулись материнские инстинкты? Захотелось ей ребеночка помучать? Ничего, я их найду, и они у меня оба помучаются! Елена, до сих пор смотрящая в мои глаза, невольно вздрогнула, как от холода. Наверняка в моем взгляде читалось что-то ужасное. Она отошла от меня и продолжила собирать вещи. Я все еще был в какой-то отчужденности от мира и, устроившись на кровати, думал о сыне. Как я понял, Елена его назвала Артур. А почему именно так?

Я вытянулся на кровати и посмотрел на потолок. Вдруг моя рука нащупала маленькую книжечку в бархатном переплете, лежащую под подушкой. Вытянув ее на свет, я присмотрелся поближе. Несомненно, это дневник Елены! Тихонечко открыв его, чтобы она не слышала, я стал читать первую попавшуюся запись.

Дорогой дневник! Сегодня случилось невероятное — я стала матерью! Сейчас мое маленькое чудо, которому всего пару часов от роду, спит возле меня и тихонечко посапывает. Ни в жизни не поверила бы, что у меня будет такой сын: слишком уж он совершенен, во внешности ни одного изъяна, да вообще – он просто красавец! Бонни и Джереми все время спрашивают о том, как я его назову. Я как-то не задумывалась об этом, но имя надо обязательно придумать.

Вот уже три месяца, как родился Арти, и как я с ним живу в моем старом доме. Кажется, что моя жизнь не изменилась, но это не так. С появлением Артура она наполнилась яркими красками, каждый день приносит что-то новое. Мой сын – маленький непоседа с заразительным оптимизмом. Все его просто обожают: и Дженна, и Керолайн, и Бонни с Джером. Я безумно счастлива.

— Если хочешь помочь – собирайся, мы идем к Бонни.

— А зачем нам ведьма? – удивленно спросил я.

— Она сможет подсказать, где Стефан и Кетрин прячут Арти.

Вздохнув о моменте, который был упущен, я собрался в машину, как вдруг вспомнил о нити, связывающей меня с сыном. Интересно, есть ли она сейчас? Да, она была, и даже немного светилась, но, чтобы удостовериться, что я прав, направляемся к Бонни. Ах, как жаль, что я не использовал это, уже прошедшее мгновение! Тут в моей груди появилось какое-то немного щемящее чувство, словно твое заветное желание не исполнилось. Ничего не поняв, я сел в машину, и вместе с Еленой отправился к Бонни.

Елена сидела в машине и смотрела в окно. Мимо мелькали деревья и старые здания, сливаясь в одну сплошную полосу. Близость Деймона волновала ее, заставляла сердце биться сильнее. Там, в спальне, она чуть не поддалась своим чувствам, когда он прижал ее к груди, гладил по мокрой от слез щеке. В тот момент ей хотелось лишь одного: забыться в его надежных объятиях, почувствовать вкус его поцелуя, ощутить его неповторимый запах, тяжесть его такого совершенного тела над ней. Она до сих пор любила Деймона, и никогда не могла ненавидеть его. Но если она покажет ему свои чувства, он снова станет самодовольным вампиром, так что, лучше скрывать свои эмоции где-нибудь далеко, за маской равнодушия, что Елена сразу же выполнила.

Она знала, что Деймон слышит, как бьется ее сердце, слышит, и улыбается про себя. Но ничего нельзя поделать. Она вырвалась из грез только благодаря воспоминаниям об Арти и предательстве Деймона. Елене было приятно видеть изумленный взгляд Деймона, наверняка он думал, что она лишиться разума и прыгнет к нему в объятья. Деймон Сальваторе, ты этого не дождешься!

— Бонни, помоги скорее!

— Что случилось, Елена? – удивилась она.

Тут Елена опять не выдержала и зарыдала навзрыд, слезы текли по ее щекам, оставляя две светящиеся дорожки. Деймон подошел к ней и тихонечко проговорил:

— Мы найдем его, успокойся…

— Деймон, — зло проговорила Елена, — если ты не отойдешь от меня на десять шагов, я не знаю, что с тобой сделаю!

— А мне ну очень хочется это узнать! – он нагло улыбнулся и посмотрел в глаза Елены, в которых плескался воинственный огонь. Что-то обидное хотело сорваться с ее языка, как их прервала Бонни:

— Кого найдете? – непонимающе спросила она.

— А-аа-рти украаалии! – зарыдала Елена, уткнувшись в подушку на диване и, немного успокоившись, лишь прошептала. — Бонни, помоги! Проведи ритуал, чтобы найти его.

— Хорошо, но за результат я не ручаюсь.

Бонни вышла, оставив Елену с Деймоном одних. Деймон, осторожно подойдя к рыдающей Елене, спросил таким ласковым и нежным голосом:

— Ты держишься, принцесса?

— Да, – прошептала она, сразу потеряв свою воинственность. – Но мне так больно, я не знаю, что сделаю со Стефаном.

— Не ты одна, – усмехнулся он такой родной и знакомой улыбкой, что Елена невольно удивилась: как она жила без него эти годы? Тут Деймон наклонился поближе и прошептал ей на ухо:

— Я всегда помнил тебя…

Он так смотрел на ее губы, что вся сила воли Елены куда-то испарилась, оставив лишь одно желание — почувствовать его губы на своих губах, зарыться пальцами в его шелковистые волосы, прижаться к нему, и никогда не отпускать. Но нельзя! «А, может, все-таки позволить ему поцеловать себя?» — подумала Елена. Было забыто все плохое, и лицо Деймона миллиметр за миллиметром становилось все ближе, как вдруг вошла Бонни, неся свечи и книгу заклинаний.

— Я не помешала? – спросила она.

— Уже нет, – прошипел сквозь зубы Деймон и недружелюбно посмотрел на Бонни. – Что нужно для ритуала?

— У меня практически все есть, нужна только капля крови одного из родителей.

Елена уже хотела проколоть себе палец небольшой булавочкой, как ее остановил Деймон:

— Должен же я хоть что-нибудь сделать для сына! – и ярко-алая капля крови скатилась из маленькой ранки на его пальце в небольшую чашу, в которой еще виднелись какие-то растения и порошок темно-бурого цвета. От всего этого исходил пряный и очень приятный аромат. Бонни расставила свечи и села в центре круга, образованного ими, начав читать заклинание. От слов ведьмы свечи, как обычно, вспыхнули, а аромат из чаши стал обволакивающим и дурманящим. Размеренный голос Бонни нагонял сон, и Елена чуть было не уснула, как раздался глухой вскрик Деймона. Деймон кричит? Ничего не понятно. Елена подбежала к нему, заглядывая в лицо. Он схватился за голову, словно ее раскалывали на две части, и упал на пол, по всей его позе можно было сказать, что ему очень больно

— Деймон! – закричала она. – Деймон!

Но тут все прекратилось. Свечи Бонни погасли, а в глазах Деймона появился здоровый блеск, и он с трудом поднялся с пола и проговорил:

— Я знаю, зачем его похитили, и даже знаю, кому он понадобился!

— И… — Елена уже теряла терпение.

— Он нужен Клаусу…

Тишина, что повисла в комнате, была угнетающей. Не выдержав, она тихо спросила:

— Странно как-то вышло. Бонни читала заклинание, и я вдруг почувствовал сильную боль в голове, и очутился в какой-то темной комнате, сплошь обвитой паутиной. Я почему-то неподвижно сидел, словно меня приковали, но веревок не чувствовалось, словно меня связали магией. За стеной отчетливо слышались голоса Стефана и Кетрин: они, судя по интонации, о чем-то спорили. До меня долетали лишь обрывки фраз, и искаженный голос Стефана вдруг прозвучал очень отчетливо в моих ушах: «Не будем же мы держать его здесь вечно? Он же, все-таки, ребенок!» А Кетрин ему в ответ: «Ты бы видел, как он силен! Из-за него я полкомнаты пролетела и ударилась об стену. Мы должны ехать к тому месту, которое назначил Клаус» И тут боль снова пронзила меня, и я услышал, как вскрикнули Стефан и Кетрин и прибежали ко мне, но тут все исчезло, и я очутился здесь.

— Так где же Арти?

— Они договорились встретиться с Клаусом в Виржинии, в развалинах какого-то старого дома.

— Что же, мы едем туда!

— И я с Джереми, – заявила Бонни. – Только мы поедем отдельно.

— Почему? – вдруг занервничала Елена.

— Думаю, и без меня у вас много проблем, – она загадочно улыбнулась и поднялась наверх звонить Джеру.

— Ты готова? – улыбнулся Деймон.

— Всегда, а особенно убить парочку наглых вампиров.

На это заявление он только усмехнулся и сел в машину.

-Расскажи мне о сыне.

-О, — радостно улыбнулась Елена, — Мой сын просто прелесть! Он…

-Не «мой», — усмехнулся он, — а наш!

-Ой, — спохватилась Елена, — привычка! Наш сын – просто маленькое чудо! Такой радостный, веселый! Он приносит счастье. Но у него есть и твои замашки. Арти также не любит, когда с ним спорят, он всегда добивается того, чего хочет, он….

-Уууу, — он прервал ее, — пошли разговоры восторженной мамочки!

-Почему же? – удивилась Елена, — Он на самом деле такой!

-Ладно-ладно! – отмахнулся он. – Скажи, а Арти спрашивал обо мне?

Она долго молчала, прежде чем ответить на этот вопрос. Казалось, что ей было больно даже вспоминать об этом.

-Елена, я жду. – Повторил Деймон.

-Спрашивал! – зло ответила Елена. – Очень часто спрашивал, а особенно про то, почему ты сбежал.

Деймон ничего не ответил, только еще сосредоточеннее всмотрелся в дорогу, освещаемую скупым светом фар. Он был напряжен, как никогда, судя по сильно бьющейся жилке на шее. Казалось, что он решает что-то для себя, пытается понять. Елена ему не мешала, только смотрела в окно автомобиля в надежде рассмотреть там хоть что-нибудь. Но это невозможно: ночь уже покрыла всю землю, не расступаясь ни перед чем. Елена даже немного задремала, как ее разбудил бархатный голос Деймона:

-Знаешь, — начал он, — я об этом никому не рассказывал, но я…. Могу чувствовать его. Именно это и притянуло меня в Мистик-Фолз.

-Что? – голос Елены поднялся на несколько октав выше, — и ты говоришь об этом только сейчас? Таким спокойным тоном?

-Елена, не ори так, – поморщился он. – Мои барабанные перепонки не выдержат такого напряжения. А я, между прочим, уже отвык к твоему «высокому» голосу за два года.

-Деймон Сальваторе, ты….

-Ага, добавь еще «вище»! Ты же мог приехать до того, как Стефан и Кэтрин объявятся здесь, мог предупредить исходившую от них опасность! Деймон, почему ты не приехал раньше?

-Я уже говорил ранее, — начал он, — на это были веские причины.

-И какие же? – с сарказмом улыбнулась Елена.

-Ну, я сейчас скажу, если ты пообещаешь не орать так громко.

-Посмотрим, – ответила она.

Деймон остановил машину у обочины и, повернувшись лицом к Елене, начал рассказывать:

-Тогда, два года назад, что-то, или кто-то, убивал обычных девушек. И тут же мне пришла записка, чтобы я убирался отсюда, иначе… могут убить тебя.

-Но почему я ничего не помню?

-Ну, — он слегка замялся, — я стер тебе память.

-Деймон! – казалось, от ее вскрика могли треснуть стекла в машине. – Почему вы все постоянно за меня все решаете! Сначала Стефан, потом ты! Я….

Договорить она не успела. Деймон впился в ее губы поцелуем, заставляя все мысли спутаться, а душу петь от счастья. Здравый смысл понемногу отступал на задний план, пропуская вперед желание находиться в его объятиях, чувствовать его губы на своей шее, прикосновения по всему телу, дарящие незабываемые ощущения. Его руки блуждали по ее телу, исследуя каждый изгиб, обжигая ее своими прикосновениями, губы жарко шептали какие-то слова, с жадностью впиваясь в ее рот, проникая туда своим языком. Волна протеста, пробудившаяся у нее вначале, стала таять, как сахар в стакане горячего чая, постепенно исчезая, заменяясь давно не появлявшимися у нее чувствами. Она и не заметила, что вцепилась в его плечи, наслаждаясь их силой, губы трепетали под его жаркими поцелуями, не желая отпускать его. Демон почувствовал, что она здалась, и в его глазах заплескалась радость, очень похожая на выражение в глазах Артура…. Арти! Луч здравого смысла вонзился в ее сознание, принося с собой жестокую действительность. Его украли, украли! А Деймон мог предотвратить это! Подлец! Злоба и ирония уже властвовали в мыслях Елены, и она со всей силы ударила его по щеке.

-Полагаю, это мне за дело.

-Разумеется! Этого даже мало! Ты – самый отвратительный тип, каких я только….

-Начинается, — прошептал он, и тут же сказал, — а я вначале подумал, что тебе этого даже очень хотелось.

От его взгляда не ускользнуло, что Елена слегка покраснела. Ухмыльнувшись, он взглянул в ее глаза так, что она почувствовала, будто тонет в глубоком омуте, без желания выплыть наружу. Сердце билось в неистовом ритме, что он, безусловно, услышал и опять улыбнулся. Этого Елена никак не могла вытерпеть. С решительным видом она открыла дверцу автомобиля со словами:

-Катись ты к черту!

-У, какие словечки мы узнали! Я бы тебе не мешал, но, как джентльмен, обязан напомнить, что мы глубоко в лесу, в другом штате, далеко от дома!

«Эгоист!» — заключила в мыслях Елена, но отступать она не собиралась. Сладко улыбнувшись, она обернулась к нему со словами:

-Ты? Джентльмен? И, позволь спросить, какого скотного двора?

Глаза Деймона загорелись злым огнем. Елена поспешила ретироваться и убежать, но он нагнал ее возле дерева, сплошь увитого плющом. Схватив ее за горло, он прижал ее к стволу и с тихим рычанием прошипел:

-Елена, мне не составит труда переломать твою прелестную шейку, но, боюсь, наш сын не захочет оставаться без матери.

-Ты не смог бы сделать этого, даже если бы захотел!

-Это ты так думаешь! Я не слащавый мачо из мыльных опер, я – хищник, на свою голову влюбившийся в жертву. – жарко прошептал он, опаляя ее кожу своим горячим дыханием. — Что ты со мной делаешь, Елена? Я привязан к тебе тысячами стальных тросов, которые я не мог порвать, несмотря на все мое желание. Теперь добавился еще один, самый крепкий, способный изменить меня – Арти. Ты не поймешь, как для меня важен сын. Хоть я и не знал о нем, но я чувствовал, будто оставил с тобой какую-то частичку себя самого. Весь мой мир перевернулся с ног на голову, все представления о мире кардинальным образом изменились. Раньше все думали, что вампиры не могут иметь детей, но это не так. Я даже не надеялся, что однажды у меня будет семья. А ты собралась меня лишить и этого! Ты жестока, Елена!

-Деймон, отпусти…. – полепетала она, ухватившись за его руки.

-Нет уж, ты все выслушаешь до конца! Я все время вспоминал тебя, надеялся, что однажды увижу, но страх мешал мне. Ты, благодаря мне, не помнишь тех дней, а я прекрасно помню. И помню тот ужас, когда увидел мертвую девушку, так похожую на тебя. Стало понятно, что слова в записке были очень даже правдивыми. У меня не было другого выбора! Я убежал в надежде, что ты начнешь новую жизнь без всякой сверхъестественной белиберды. Но моя жизнь зависит от тебя, ты – ее сосредоточение, ее центр. Все эти два года я вспоминал тебя, надеялся, что ты счастлива. Я вернулся и увидел, что ты изменилась. Ты уже не та Елена, которая была раньше. Той немного смешной, храброй девчонки уже нет, ее место заняла холодная, одетая в непробиваемую броню девушка, сейчас больше всего похожая на Кэтрин. Что с тобой случилось?

-А что ты еще ожидал увидеть? – спросила она. – Может, что я сразу брошусь тебе на шею? Забуду все обиды? Осознаю, что мне было плохо без тебя все эти годы? Я была одна, Деймон, совсем одна. Нет, Джер и Бонни поддерживали меня, но это не заменит твоего взгляда, твоего мягкого и успокаивающего прикосновения, твоих надежных объятий. Хоть я и была окружена друзьями, желавшими мне только добра, мне не хватало тебя. Почти каждую ночь я плакала, зарывшись носом в подушку, под которой лежала твоя прощальная записка, все еще пахнущая твоим одеколоном. И малыш плакал вместе со мной. Когда Арти родился, я поняла, что никогда не забуду тебя. Он — твоя точная копия, с такими же привычками и замашками. Иногда мне казалось, что я вижу тебя, так он был похож. – по ее щеке скатилась слеза, в темноте светящаяся каким-то таинственным светом. Тут в ее груди раздался приглушенный стон, и отчаянный крик души вырвался наружу:

-Почему, Деймон? Почему я не могу тебя забыть?

Он в бессилии опустил руки и схватился за голову. Елена, забыв обо всем, уселась рядом, приобняв его за плечи, гладя по голове, как маленького ребенка. Прижавшись к нему, она думала, как же легко разрушить жизнь парой слов, и как трудно потом склеить ее разбившиеся части. Она даже не думала, что Деймон мог чувствовать такую боль, терзавшую его душу. Мягко взяв его за подбородок, она приблизилась к его лицу и нежно прильнула к его губам, стараясь подарить ему ту скрытую нежность, похороненную два года назад, которая возродилась после его появления. К жизни возвращалась прежняя Елена, веселая, трогательная, мягкая, способная любить так сильно, что у любого закружится голова. Она почувствовала, как он вздрогнул, но не отстранился, а осторожно приобнял ее за талию, притягивая к себе ближе. Это была такая щемяще-нежная сцена, что из глаз Елены скатилась еще одна слеза, но слеза радости, а не отчаяния. Его поцелуй был почти невесомым, но он очень жарко горел на ее губах. Никогда он ее так не целовал! Наверное, именно сейчас она видела настоящего Деймона Сальваторе, без всяких его ироничных колкостей, без костюма рокового красавца. Она хотела, чтобы он не останавливался, но Деймон решил иначе, отстранившись от нее, и его лицо приобрело прежние черты:

-Отложим наше примирение до лучших времен, пока у нас есть дела поважнее. Ты же не хочешь заночевать в лесу?

-Деймон, почему ты постоянно прячешься за холодной маской закоренелого циника?

Он ответил не сразу. Потом с болью в голосе произнес:

-Деймон, ты что, искупался в источнике молодости? Неужели твой возраст тебя не устраивал? – с сарказмом спросила девушка.

Деймон? Кто такой Деймон? И почему он должен был искупаться (бедный дядя, я тоже купаться не очень люблю, хи-хи)? Как тут небольшая догадка промелькнула у меня в голове: есть только один человек, на которого я очень сильно похож – мой папа! Она, наверняка, решила, что я – он, помолодевший лет на…. Не знаю, на сколько, но факт есть факт! Так вот, как зовут моего папочку! Страх перед девушкой уступил место банальному любопытству, и я начал разговор одним-единственным вопросом:

-Откуда вы знаете моего папу?

Лицо девушки задергалось, как от гнева или шока. Недоверчиво посмотрев на меня, она осторожно подкралась ближе, что-то безумно шепча про себя:

-Невероятно! Неужели Клаус сказал нам правду? Заклинание, действительно, сработало! – и, собравшись с духом, она промурлыкала:

-Малыш, пошли со мной, — ее зрачки стали шире, превращая карие глаза в черные, голос звучал мягко, но твердо и убедительно. Ее взгляд приковывал к себе, и как будто говорил: «Послушайся ее! Неужели тебе не хочется пойти с ней, сделать то, что она попросит?». Но на меня это почему-то не произвело никакого впечатления, и я отрицательно замотал головой:

Ее глаза еще больше расширились, словно не веря в происходящее. Она угрожающе надвигалась на меня, черты ее лица стали резче и тверже, как у хищника, и девушка с еще большим напором прошептала:

Я опять отрицательно мотнул головой, чем еще больше разозлил ее. Она подскочила ко мне быстрее любой кошки, но я оказался проворнее и выпрыгнул из кроватки, чем поверг ее в окончательный ступор. В этот момент она была похожа на животное, которую долгое время не кормили, ее попытки поймать меня были смешными. Но все-таки она изловчилась и схватила меня, но, стоило девушке только дотронуться до меня, как она отлетела к стенке, словно ее туда пихнули со всей силы. Какая интересная игра! Мы с мамой так никогда не играли (и даже с Керолайн я так не пробовал)! Убегать от нее было очень весело. Так бы мы и продолжали, если бы я на миг не отвлекся на возню внизу, и меня схватили. Что-то внутри меня хотело сопротивляться, и в то же время поддаться, зная, что мне не причинят вреда. И я послушался второй голос в моей голове. Обмякнув в руках девушки (как я позже узнал, ее звали Кэтрин), я в последний раз посмотрел на свой родной дом. Надеюсь, мама не будет ругаться за погром! (она кричит, даже если я уроню какую-то парочку ваз и салатниц). Повиснув у нее в охапке, я мысленно попрощался с домом.

-Так вот ты какой, парнишка! А Клаус еще пугал нас твоей силой! – и он залился злорадным смехом. Я не понял: кто такой Клаус? И почему я опять задрожал, как от холода? Видимо, вопрос читался на моем лице, и он ответил:

-Твой кошмар, — и его жуткое хохотание раздалось по всему дому. Керолайн с тревогой смотрела то на меня, то на него, умоляя меня взглядом ничего не говорить. Она боялась этих людей, и, судя по всему, я тоже должен был их остерегаться.

-А почему я должен его бояться?

Он был очень удивлен, и не немного, а очень. Парень еще внимательнее всмотрелся в меня, и в его глазах мелькнула тень узнавания. Он дрожащей рукой дотронулся до меня, словно убеждая себя, что это не сон. Сначала он потрогал мои волосы, затем всмотрелся в мои глаза. Я не отвел взгляд и продолжал внимательно наблюдать за его действиями.

-Ты… — прошептал он. — Почему ты похож на моего брата?

А чуть не прыснул со смеху. Да, мой дядя не очень хорошо соображает. Наверное, девушка заметила мой небольшой припадок, и с удивлением посмотрела на Стефана.

-Кхм, Стефан, — начала она, — я думала, ты давно уже догадался. Посмотри на него внимательнее.

Два зеленых глаза впились в меня, исследуя каждую черточку моего лица, каждый двигающийся мускул. Его взгляд лихорадочно осматривал меня, словно не веря тому, что он видит.

-Да, это сын Деймона.

-Как? – спросил он. – Клаус сказал забрать сына Елены, так как мальчишка очень силен и может ему пригодиться, но он не говорил, что это, это…

-Стефан, — успокоила его Кэтрин, — это чистая правда. Поверь, я сама была в шоке!

-Невозможно, — прошептал он, и его глаза стали мягче, ласковее, но вдруг он опять закрылся стальной броней. Теперь он с иронией произнес:

-Да, Елена та еще стерва! Сначала я, а потом уже и мой братишка?

Да, похоже, они правилами приличия никак не связаны, даже забыли, что рядом с ними маленький ребенок! Но я не мог стерпеть то, как он отзывается о моей маме и крикнул ему:

-Как ты можешь такое говорить?

Он обернулся и посмотрел на меня:

-Да, ты весь в отца. Тот тоже постоянно всем перечил и был большой занозой в терпении нашего отца. Интересно, ты тоже такой?

И опять ко мне подкралось любопытство. Нет, чтобы помолчать, так я опять влез со своими вопросами:

-Да? – заинтересованно спросил я. – а какой он был?

-А Елена ему даже не рассказала про Деймона!- хихикнул парень. – Вот настоящее лицо твоего отца. И вдруг его лицо покрылось темной сеточкой, глаза стали красными, словно в них налили кровь, а изо рта показались два острых зуба, как у волка или собаки, или у кошки, короче, как у хищника, надвигающегося на свою жертву. Я с удивлением смотрел на эти метаморфозы, и понял, что для моей же безопасности лучше сделать вид, что я боюсь. Лично это зрелище чуть не вызвало во мне новый приступ смеха, но для порядка я зажмурился и задрожал, скрывая за дрожью мое веселье. Никогда еще мне не было так весело! Такими темпами вся семья вскоре будет в сборе! Ура! Но не успел я толком обрадоваться, как мне закрыли глаза и унесли. Последнее, что я слышал, был крик Керолайн и темнота, в которой я просто-напросто терялся.

-Что случилось? – спросил Стефан, зло разглядывая мое счастливое выражение лица. – Неужели тебе тут понравилось?

Я молчал, не обрывая зрительного контакта. Мне показалось, или в его глазах что-то блеснуло? Он собирался уходить, как я его остановил:

-Стефан, нам нужно поговорить! – и с лукавой улыбкой добавил:

-Так ты развяжешь меня?

Дрожащими руками Стефан потянулся к веревке, но жгучая боль заставила его отдернуть руку. Черт, он совсем забыл о том, что веревки пропитаны вербеной! Натянув перчатки, он дрожащими руками начал развязывать узелки. Удивительно, но они не были тугими, хотя он совершенно ясно помнил, что очень крепко их завязал. Значит, одно усилие — и мальчик мог спокойно уйти. «Но что его держит?» — терялся в догадках Стефан, продолжая свою работу, как вдруг его прервал голос Кэтрин:

-И чем это ты занимаешься?

-Я… — промямлил он что-то невразумительное. – Я хотел….

-Он хотел пустить меня на улицу! – раздался твердый и уверенный голосок. – Ты что-то имеешь против?

-Как ты смеешь так со мой говорить, мальчишка? – завизжала вампирша и хотела уже отпихнуть Стефана, как вдруг она остановилась, как вкопанная. Ничего не понимая, Стефан посмотрел на этих двоих, и только сейчас заметил зрительный контакт между малышом и Кэтрин. Мальчик что, умеет внушать? Это звучало как за гранью фантастики, но правду ничем не скроешь. Артура, судя по чуть вздрогнувшему телу, тоже удивила эта неожиданно обнаружившаяся способность, но он не растерялся, и продолжил:

-Мы сейчас вернемся….

-Вы сейчас вернетесь… — повторила Кэтрин тихим голосом.

-Отойди и не мешай нам…

Кэтрин, как послушная кукла, кивнула и отошла в сторону, старательно отводя взгляд от Стефана.

-Ну, вот и все, — улыбнулся мальчишка, посматривая на вампира. Как он смог применить внушение, и, тем более, на Кэтрин? Это может только Клаус! Так на что способен сын Деймона?

От этого словосочетания по телу Стефана пробежали неприятные и колючие мурашки. Он до сих пор не мог прийти в себя после неожиданно открытой для него новости: у Елены есть сын. И что более всего его потрясло – это сын его старшего брата. Это был слишком сильный удар по его самомнению, вырвавший Стефана из состояния нечувствительности ко всему миру. Все эти годы он был как в трансе, не осознавая своих поступков и действий. Все было как в тумане: и его измена с Кэтрин, и поспешный отъезд из города. То, как он жил с вампиршей, напрочь выветрилось из его головы, оставляя там непонятную пустоту. Первое пробуждение произошло тогда, когда он увидел Елену, празднующую свадьбу Аларика и Дженны. Она очень сильно изменилась, даже стала чем-то похожа на Кэтрин. Как же ему хотелось поговорить с ней, объяснить, что к чему! Он даже словил этот дурацкий букет для нее. Но тут в его мозгу что-то щелкнуло, заставило нахамить ей и уйти, пообещав скорую месть. Что же, она состоялась.

-Пойдем, погуляем! – заявил Артур и, потянув Стефана за рукав, вытащил его в чащу леса. В душе вампира начал зарождаться протест, что-то опять захватывало его разум, лишая воли, заставляя тьму, пока что мирно дремавшую в его мозгу, накатывать волнами на все его тело. Но неожиданно какая-то сила, ясная и чистая, стала удерживать его, не давая потерять рассудок. Стефан оглянулся, ища источник помощи, и только сейчас заметил сосредоточенность ребенка. Рука малыша горела огнем, который пожирал все плохое, накопившееся в душе вампира, но ненадолго. Этот свет, исходивший из мальчика, был таким сильным и горячим, прямо как солнце, и Стефан отдернул руку, замечая, что его кожа становится более хрупкой и покрывается серыми пятнами.

-Нет, я! – плаксиво ответил ему Стефан.

-Давай поспорим! – предложил его брат. – Кто первым добежит до того дуба, тот и будет всегда во всем первым.

Стефан принял это условие, и, став рядом с Деймоном, ждал команды.

-На стааарт, — нарочно медленно потянул Деймон, — внимаааниие, марш!

Слово «марш» прозвучало слишком быстро, и Стефан не успел оглянуться, как Деймон рванул вперед, оставляя позади ничего не понимающего брата.

-Деймон, так нечестно! – закричал Стефан и побежал вслед. Ветер теребил волосы мальчишки, перебирая каждый каштановый локон. Трава сухо шелестела под ногами, словно это были крылья маленьких птиц. Но нельзя было наслаждаться природой – Деймон был почти у цели.

-Ахах, я победил! – закричал он, махая Стефану рукой.

-Не совсем, — улыбнулся тот, и помчался к дубу, чтобы дотронуться до него. Но Деймон опять оказался впереди. Он вот-вот прикоснется к треснутой коре, как что-то остановило его.

-Давай вместе! – предложил он, лучезарно улыбаясь. – Мы же братья!

Стефан с радостью согласился. И вот, два брата, объединенные каким-то общим трепетом прикоснулись к трухлому стволу этого многолетнего гиганта. Непонятная торжественность момента захватила их обоих, заставляя два крошечных сердечка биться в унисон, забывая детские и глупые вражды. Стефан наслаждался этим моментном, втягивая в себя аромат полугнилого дерева, как вдруг его прервал брат:

-И все-таки я первый!

-Почему это? – возмутился Стефан

-Ну, хотя бы потому, что я старше!

Улыбки засверкали на лицах мальчишек, и они еще долго не отходили от того дерева, что смогло объединить и сблизить их.

-О чем ты сейчас вспоминал?

-Откуда ты…. – удивился Стефан

Артур лишь виновато улыбнулся (надо же, эта улыбка так похожа на улыбку Елены!) и проговорил:

Стефан ничего не ответил, лишь посмотрел на мальчика. Внезапно головная боль опять пронзила все его тело, заставляя мучится, как от самой страшной пытки. Артур сразу же оказался рядом и прошептал ему на ухо:

-И чего же ты ждешь? – чуть не закричал он. Боль становилась все сильнее, и знакомый туман уже застилал глаза белой пеленой, как он услышал:

-Твоей просьбы. Я не знаю, а может тебе нравится ходить, как зомби и подчиняться какому-то дяденьке в твоей голове!

-Я … — от боли он скорчился и глазами, полными отчаяния он посмотрел в лицо Артура. Он по-прежнему ждал, с долей иронии во взгляде смотря на мучения вампира. Он больше не мог вынести такой пытки и зашептал:

Артур аккуратно опустился рядом и взял руку Стефана. И опять непонятный свет заполнил все его существо, оттесняя назад тьму. Было жарко, безумно жарко, словно он решил солнечным днем прогуляться без кольца на пальце. Внезапно свет перестал быть таким обжигающим, теперь он был теплым и нежным, не испепелял, а ласкал и успокаивал. Тьма отошла куда-то в дальние закоулки сознания, потерялась там и больше не тревожила израненный дух вампира. Боль начала отступать, уступая место приятному спокойствию. Даже дышать стало легче, и Стефан спросил:

-Я не знаю, — ответил Артур, — но этот дяденька больше не подойдет к тебе. Я вижу, как тебе было плохо с ним!

-Малыш, какой дядя? – ласково спросил Стефан. Теперь ему было приятно говорить с рассудительным и веселым малышом, хоть это и сын Деймона.

Ответом ему послужил удивленный взгляд:

-Тот, который в твоей голове, такой большой и страшный, брр! Его еще очень хорошо знает Кэтрин.

-Клаус? – переспросил удивленный Стефан.

-Откуда я знаю, как его зовут! – заявил Артур, смотря на Стефана, как на сумасшедшего. Его глаза засветились таким немым укором, что Стефан нервно хихикнул. Ох, ну просто – вылитый Деймон! Внезапно еще одно воспоминание посетило и так уставший за сегодня мозг:

-Не ори так, — поморщился старший брат, с укором смотря на младшего.

Не могу, — захныкал Стефан, — это его любимая лошадь! Что он со мной сделает, если узнает, что из-за меня у нее копыто треснуло?!

-Так потяжелел за это время? – засмеялся Деймон. – А мне все говорят, что ты совсем худой! Успокойся!

-Что же делать? – все еще кричал Стефан.

-Ох, ну просто как девчонка! – недовольно пошептал он. – Просто признайся, ведь ты же у отца в любимчиках!

-Нет, сам заварил кашу – сам и расхлебывай!

-Ну пожалуйста! – взмолился Стефан, смотря на спокойного и уверенного в себе брата.

-Ох, и зачем ты мне сдался?! – задал Деймон вопрос, на который никто не мог ответить. Из дома показалась суровая фигура отца, и Деймон с напускной веселостью закричал:

-Пап, нужно поговорить!

И, чтобы его никто не слышал, кроме брата, прошептал Стефану:

-Теперь ты мой должник! И, поверь, я дождусь того момента, когда ты мне отдашь долг.

-Самое время расплачиваться.

-Ой, Стефан, — поморщился он, — тебя легко понять, ты – как открытая книга. Тем более, — он замялся, — я видел все то, что ты сейчас вспоминал.

-Ну, это трудно объяснить? И что ты вообще хочешь? Чтобы маленький мальчик тебе все подробно разложил по полочкам? Скажем так, я могу чувствовать тебя и папу.

«Вот это малыш!» — невольно восхитился Стефан и посмотрел на Артура:

-Помоги мне вернуться домой!

-А почему ты не внушишь мне это? – задал свой вопрос Стефан.

-Вну… что сделаю? – не понял он.

-То, что ты сделал с Кэтрин, — подсказал вампир.

-Это как-то само получилось, — засмущался Артур. – Я как-то не прилаживал усилий, и только посмотрел в ее глаза. А дальше все само.

Стефан присел на колено и прошептал:

Артур подпрыгнул от радости и прижался к нему. Стефан рассеяно обнял мальчика, чувствуя непонятное ему спокойствие, и слегка подбросив его и посадив на руки, улыбнулся и проговорил:

-Только нам нужно еще немного попритворяться. Хорошо?

Артур утвердительно кивнул. И вдвоем они покинули лес, не замечая пару желтых и злых глаз в темноте.

Стефан послушно поставил его на землю и решил посмотреть, что малыш будет делать. Мальчик шел дальше сам, продолжая смотреть в небо. Вампир заметил, что его взгляд прикован лишь к Полярной звезде – вечной спутнице всех путешественников. Неожиданно Арти лег на траву и показал пальчиком вверх:

-Почему звезды слаживаются в картинки? – спросил он, даже не посмотрев на Стефана.

-Этого никто не знает, — улыбнулся вампир, садясь рядом с малышом. Артур посмотрел на него и серьезно спросил:

-А откуда появились звезды?

-Нууу, — потянул Стефан, не зная, как проще рассказать об этом малышу. Не будет же он объяснять это с научной точки зрения! Но внезапно на него снизошло озарение, и из памяти выплыла старая-старая сказка, которую ему и Деймону рассказывала в детстве няня. «Эх, хорошее было время!» — горько подумал Стефан, вспоминая едва освещенную свечами комнату, огромное окно, открывающее вид на темный купол неба, Деймона, сидящего вместе с ним на одной кровати и обнимающий его на самых страшных моментах сказки. Как будто из глубины времен до вампира донесся таинственный шепот няни, увлекающий их в действие рассказа, привлекающий к себе внимание насыщенностью интонаций. Вынырнув из омута воспоминаний, он посмотрел на Арти, нетерпеливо дергающего его за рукав, и предложил:

-А как на счет сказки?

-А она правдивая? – недоверчиво спросил Артур.

-Почему ты спрашиваешь? – удивился парень.

-Обычно в сказках только ложь, — поморщился мальчик, – все так неправдоподобно! Эти принцы, говорящие животные, принцессы, которых надо спасать…. Надоело!

-Но это другая сказка! Помню, когда мне и твоему папе ее рассказали в первый раз, мы долго не могли заснуть!

-Правда? – в его голубых глазах зажегся огонек интереса.

Арти подполз к вампиру и удобнее устроился у него на коленях.

-Рассказывай! – потребовал он и приготовился слушать.

Стефан засмеялся, и начал свой рассказ:

«Давным-давно, в одной далекой деревне жила-была старая женщина по имени Селена. Боги послали ей много-много детей, но только мальчиков, но где-то глубоко в себе она лелеяла мечту родить дочь. Нет-нет, она их любила, — поспешно начал заверять Стефан, видя возмущенное лицо ребенка, — просто ей очень хотелось еще и девочку. Она постоянно просила у неба ребенка, приносила дары, и однажды Боги сжалились над ней. В определенный срок на свет появилась прекрасная малютка, такая красивая, что ее нельзя описать, только восхищаться, а особенно бледно-матовой кожей, нежной, как шелк, ясно-голубыми глазами, светящимися умом, и длинными, светло-русыми волосами. Женщина, благодарная за такой долгожданный подарок, назвала ее Сура.

-Стефан, а почему они ее не любили? – удивленно спросил Артур. – Если бы у меня была сестра, то я бы дружил с ней, и никогда не давал в обиду!

-Не знаю, — грустно сказал Стефан, — Может, они ее ненавидели, потому что мама любила ее больше всех?

Эти слова зазвенели в голове Стефана, как похоронный колокол. Их мать больше всего любила старшего сына, и не мудрено, что, после ее смерти, Деймон стал сам не свой, и постоянно винил во всем брата. Тут в его ушах сквозь пыль столетия прозвучал четкий голос Деймона, полный отчаяния и бешеной злобы, которую нельзя ничем усмирить: «Это ты виноват! Если бы не ты, то мама была бы жива!» Стефан хорошо помнил этот день, эту суматоху в доме, их отца, нервно бродившего по всему дому, и отчаянный крик Деймона, когда он узнал, что мама умерла. Воспоминания об этом дне до сих пор мучают вампира в самых страшных ночных кошмарах:

-Сын, ты должен быть сильным, и перенести это, как настоящий мужчина! – начал наставлять его Джузеппе, хотя у него самого в уголках глаз заблестела влага, и по небритой щеке скатилась по-мужски скупая слеза.

-Я ненавижу его! Она умерла из-за Стефана!

-Деймон, ты же знаешь, что у нее было хрупкое здоровье, и Стефан здесь совершенно ни при чем!

-Почему ты его постоянно защищаешь?!

-Потому что ты неправ! Хватит винить во всем брата! – закричал Джузеппе, и хотел было дать сыну подзатыльник, но, вспомнив, как его жена не любила этого, он отвернулся и прошептал:

-Тебе нужно успокоиться. Иди на свежий воздух.

По всей комнате раздался звук сильно хлопнувшей двери.

Деймон бежал к старому дубу, не разбирая дороги из-за слез. Внутри кипела, не находя выхода, гремучая смесь обиды и злости. Без сил он опустился на землю, хватая пожухлую траву и сжимая ее в кулаке. «Почему? За что?» — билось в его голове, отгоняя все остальные мысли. Слезы отчаяния душили его, застревая огромным комом в горле. «Почему именно она? — думал он – Почему не кто-то другой?!»

Неожиданно от дома отделилась еще одна фигурка, которая побежала прямо к мальчику, скрюченному на траве.

-Деймон, пожалуйста, успокойся! – пролепетал Стефан, все еще задыхаясь от бега.

-Уходи… — зашептал Деймон.

-Уходи! – теперь его ярость, не в силах находиться под контролем хозяина, выплеснулась наружу. Он неожиданно вскочил и, прижав Стефана к дереву, зашипел ему на ухо:

-Это ты во всем виноват! Если бы не ты, то она была бы жива!

Он лишь молчал, смотря на разъяренного брата. Неожиданно Деймон замахнулся, собираясь ударить младшего, и Стефан, что есть силы, зажмурился, но удара не последовало. Осторожно открыв глаза, он увидел, что Деймон со всей силы ударил кулаком в дерево. Боль привела его в чувства, и он уже спокойно сказал:

-Я навсегда запомню этот день, поверь…

И он ушел, оставив брата в полном недоумении.

-Заговорщики знали, что браться будут стоять горой за свою сестру, и решили избавиться от них. Они хитростью заманили юношей в пещеру и завалили выход огромными валунами. Теперь дело оставалось за малым. Несостоявшийся жених написал ей записку о том, что ее брать я у него, и предлагает встретиться в лесу. Сура, долго не раздумывая, быстро собрала себе немного еды и, поцеловав старушку-мать, убежала. Но женщина своим сердцем почувствовала что-то неладное и…»

-И что дальше? – нетерпеливо воскликнул Арти, смотря на думающего о чем-то своем вампира.

«Она отправилась за ней. В это время девушка уже была на месте, и очень сильно удивилась, увидев рядом с парнем своих братьев. Неожиданно юноши достали лук и стрелы и нацелились на беззащитную девушку. Но тут произошло невероятное: камни, закрывавшие вход в пещеру, разрушились, и остальные браться выбежали из пещеры и закрыли собой Суру. Но было поздно: стрелы уже были запущены и свистели в воздухе. Сначала все было тихо, но потом раздался громогласный последний выдох храбрых юношей, до последнего защищавших свою сестру. Они все упали на землю, только самый младший остался жив. Теперь пришла очередь девушки. Она гордо встала и посмотрела в лицо своей смерти. Последняя стрела была как раз для нее. Но оставшийся в живых закрыл собой Суру, и получил стрелу в сердце, предназначенную ей. Теперь все братья были мертвы. Но у мучителей нашлось копье. Свист – и хрупкое девичье тело упало на землю, сплошь покрытую ярко-алой кровью. Неожиданно послышался шорох в кустах, и выбежала Селена. Страшный крик вырвался из ее груди, когда она увидела своих детей мертвыми, а над их телами потешаются ее старшие сыновья. Она громко заплакала, прижимая к себе мертвую красавицу-дочь и Ориона, до последнего пытающегося спасти девушку.

-За что меня покарали?! – закричала она, захлебываясь в собственных слезах.

-Не плачь, возмездие уже близко! – зашептало все кругом, и вдруг пятеро парней превратились в скалы, а из тел юношей и девушки поднялись маленькие светлячки и устремились в небо.

-Теперь в память о твоих погибших детях они будут вечно гореть на небосводе, – зашептал ветер, — а твоя дочь будет указывать странникам путь.

-Но я не хочу с ними расставаться! – вновь заплакала женщина.

-Пускай сбудется твоя воля, — ответили ей, и еще один светлячок поднялся в небо, вырастая до огромных размеров и прикрепляясь к небесному куполу.

-Отныне имя тебе, Селена – Луна, а дети твои будут зваться звездами!

И с тех самых пор Луна вместе с маленькими светлячками живет в небесных чертогах, освещая путникам дорогу и ночью»

-Ну как тебе история? – спросил Стефан, закончив рассказ.

Малыш снова посмотрел в небо и прошептал:

-Теперь они всегда вместе! А там светит Сура? – он указал на Полярную звезду.

-Да, она всегда будет светить на небе, указывая всем дорогу. А вот и Селена, — Стефан указал на луну, — и теперь она мать не только звезд, но и других обитателей ночи.

-А что с Орионом?

-О, его ждала особая награда! За его храбрость множество братьев сложились в созвездие и стали называться его именем. Его лучше всего видно зимой. Так тебе понравилось?

-Очень, — улыбнулся малыш, — расскажи еще что-нибудь!

-О папе, — тихо проговорил он.

-Неужели Елена тебе ничего не рассказывала о нем?

Арти утвердительно замахал головой:

-Даже никаких фотографий не показывала! – начал возмущаться он. – Мне говорили, что я похож на него, но так хочется его увидеть!

-Ты не просто похож, ты – точная копия Деймона, — усмехнулся вампир, — те же глаза, волосы, улыбка. Ты очень часто напоминаешь его в детстве.

-Расскажи-расскажи! – взмолился мальчик, просительно смотря на вампира своими глазками с небольшими искорками внутри.

-А что мне рассказывать? В детстве мы с ним дружили, но, после смерти мамы, между нами пробежала черная кошка. С тех пор он начал постоянно мне мстить, а я…

-Стефан, — потянул Артур с нотками упрека в голосе, — мы, кажется, говорили о папе!

-Ой, Артур, я сейчас не могу говорить о нем. Мне немного…

-Больно? – вежливо подсказал ему мальчик. – Знаешь, не надо было с другими тетями гулять!

-Но я любил твою маму!

-Что-то не верится! – хитро прищурился малыш, сверля взглядом растерявшегося вампира. «Вылитый Деймон!» — пронеслось у него в голове. Попробовав взять контроль над своим разумом, он улыбнулся и ответил:

-А ты поверь, малыш. Когда-то я и твоя мама встречались, пока… — в его мозгу пронеслось весьма интимное воспоминание двухлетней давности. Он тряхнул головой и посмотрел на малыша, который почему-то залился ярко-алым румянцем смущения. Неожиданно Стефан подхватил мальчугана и подбросил его вверх. Артур запищал от восторга, размахивая руками. Его звонкий смех разнесся повсюду, заставляя ледяное сердце вампира таять от переполнявших его эмоций. Вдоволь наигравшись, они вошли в дом.

-Артур, а что ты еще приказал Кэтрин? – спросил Стефан, поглядывая на племянника. Ответом ему послужил изумленный взгляд:

-Я ей больше ничего не говорил! – пролепетал Артур, и невольная дрожь пробежала по его телу. Он начал беспокойно озираться по сторонам, словно ища что-то. Тут уже занервничал и Стефан. Вампирское чутье подсказывало ему, что рядом опасность, но определить ее источник он не мог. Огромная волна паники охватила его, интуитивно вампир закрыл собой мальчика, стараясь уберечь от угрозы.

-Это не поможет, — прозвучал тихий голос.

-Кто ты? – закричал Стефан.

-Ты столько лет мне служил, и даже не удосужился запомнить меня? – голос засмеялся, и тут в грудь Стефана вонзился острый кол. Он закричал от невыносимой боли, и посмотрел на того, кто это сделал. Это была… Кэтрин? «Ну конечно!» — горько подумал он – «Она же звонила ему!» Стефан попытался обернуться, но вампирша всадила кол еще глубже, чуть не задев сердце.

-Советую тебе не сопротивляться, — и из кухни вышел мужчина лет тридцати, одетый в строгий серый костюм. Он покачал русой головой и посмотрел на малыша.

-Вот мы и встретились! – улыбнулся он и подошел ближе. Какого было удивление Стефана, когда Артур не испугался и приблизился к древнему.

-Клаус? – тихо спросил он, смотря вампиру прямо в глаза.

-Малыш, не пытайся внушать мне, — засмеялся Клаус, потрепав мальчика по голове. – Я сильнее тебя, согласись. А теперь нам нужно поговорить. Надеюсь, твой злой-презлой дядя не будет против, хотя, кто у него это спросит?

Артур тоскливо посмотрел на Стефана, пытающегося вытянуть кол из груди, и ответил:

-О тебе, малыш, о тебе, — злобно прошептал он.

Елена осторожно посмотрела на Деймона, впервые говорившего с ней прямо, без иронии и всяких недоговорок, раскрывшего свою душу, в которой на протяжении многих лет жило только одно — боль. Боль, которая рвала его изнутри и причиняла неимоверные страдания. И немалую долю в это преподнесла и она сама. Елене захотелось спрятаться, провалиться сквозь землю от стыда, но она не могла. Почему она столько времени была слепой и думала лишь о себе? Почему? Ведь всего этого можно было избежать! Внезапно в голове промелькнуло окутанное голубоватой дымкой маленькое личико ее мальчика. Девушка бессильно опустилась на землю и схватилась за голову, которую, казалось, сдавили огромными тисками. Почему именно он? Почему должен страдать ее ребенок, который только начал жить и не совершил ничего такого, что не понравилось бы древним? Зачем?!

— Деймон, — еле слышно прошептала Елена и опустила руку, проваливаясь в беспросветную тьму.

Елена вздрогнула и всмотрелась в темнеющую впереди фигуру. Казалось, при ее появлении замерло все, даже темно-серые листья деревьев двигались лениво, едва поддаваясь дуновениям ветра. Все было таким мрачным, мертвым…. Казалось, что время здесь совсем остановилось, и единственная, кто принес сюда дуновение жизни, была Елена. «Как на кладбище», — подумала девушка и невольно поежилась, увидев, что стоит около изящной скульптуры ангела, держащего в руках венок. Кудрявая голова памятника была опущена, огромные крылья из белого мрамора безвольно повисли за спиной, вся фигура выражала безграничную скорбь о том, кто покоится под ним. Девушка попыталась отвернуться, но не смогла, словно что-то приковало ее к месту. Елена повернула голову и посмотрела на медленно движущуюся к ней фигуру. Паника охватила девушку, и она, забыв о том, что не может даже пошевелиться, изо всех сил дернулась вперед, но невидимые путы держали ее крепко.

— Я не причиню тебе вреда, — раздался насмешливый женский голос,- Это не входит в мои планы.

— Кто вы? – крикнула Елена во тьму ночи, дрожа от страха. Где-то около нее раздался веселый, не соответствующий окружающей обстановке смех.

— Тебе еще не время знать это, — прошептал кто-то вблизи. Девушка вздрогнула и обернулась. За ней стояла женщина, одетая в черный, свободный балахон, обрисовывающий контуры гибкого, наполненного силой тела. Капюшон был накинут на голову так, что полностью скрывал лицо незнакомки.

— Я должна предупредить тебя. Идем! – женщина махнула рукой, приглашая идти следом за ней.

Елена почувствовала, как невидимые оковы нехотя, но отпускают ее. Девушка медленно отошла прочь, искоса поглядывая на безмолвную скульптуру. Неизвестно почему, но что-то не давало ей покоя в неподвижном, немного зловещем изображении скорбящего ангела, заставляя ее сердце сжаться в нехорошем предчувствии.

— Идем, — повторила она.

— Кто ты? – еще раз спросила Елена, — Зачем я тебе?

— Скоро ты все узнаешь, но сейчас поторопись! – в голосе прорезались нотки нетерпения, — Или ты хочешь, чтобы с твоим сыном случилось непоправимое?

«Ну, уж нет», — Елена встрепенулась и смело пошла по указанной тропе. Перед ее глазами помелькал однотипный пейзаж, состоящий сплошь из выкорчеванных елей, пока она не очутилась в самом сердце леса, где рос огромный дуб с корой невероятного белого цвета, на стволе которого были начертаны непонятные символы. Елена хотела было подойти поближе, но что-то сковало ее движения. В воздухе опять зазвенел смех, и женщина вновь неожиданно появилась перед ней.

— Проходи, — она махнула рукой.

Почувствовав, что барьер исчез, Елена с трепетом приблизилась к вековому гиганту. Оказалось, что эти символы были вырезаны на него коре и прорисованные кровью. Девушка осторожно коснулась аккуратно вырезанного кружка, ощущая невероятный поток тепла, исходивший из него.

— Это Белый дуб, — голос женщины зазвенел, словно хрусталь, в котором была трещина, — Тысячи лет это место было священным для тех, кто был связан с силами природы.

-Именно, все здесь, — фигура обвела все вокруг себя рукой, — напиталось за это время силой, которая заключена именно в Белом дубе.

На мгновение повисла тишина, нарушаемая лишь мелодичным, убаюкивающим шепотом листьев. Елена вздохнула, вбирая в себя упоительный аромат леса, и спросила:

— Почему я не могла подойти?

— Это дано не каждому. Когда-то это было местом поклонения всему живому, воплотившемуся в этом дубе. Ведьмы всегда совершали здесь свои обряды, подпитываясь его энергией. Тебя не пускали, потому что ты не посвящена в эти тайны. Но, чтобы спасти единственного отпрыска моего рода, я кое-что тебе расскажу.

— Отпрыска твоего рода?!

— Я не могу ответить на все твои вопросы, у меня мало времени! Клаус обязательно прибудет сюда, чтобы до конца напитаться этой силой, совершив жертвоприношение с помощью ритуального кинжала, сделанного из коры этого дуба. Вы, наверное, знаете, что именно этим кинжалом можно убить древнего.

У Елены перестало битья сердце. Как можно убить ни в чем неповинного ребенка?! Клаус перешел все границы дозволенного! С каким наслаждением она всадила бы в его тот самый кинжал!

-Это было предначертано судьбой, — как ни в чем не бывало, продолжала женщина, поглаживая вырезанные на дереве руны, — потомок могущественной ведьмы рано или поздно оказался бы здесь, на этом самом месте. Но лучше бы это было позднее, но не сейчас. Он еще слишком мал…. – фигура повернулась к Елене, — ты должна спасти его, или всем придет конец. Он будет неуязвим, полон сил, и, разумеется, уничтожит всех, начиная с вас.

— Зачем ему это? – удивленно спросила Елена.

— Месть, — довольно резко ответила женщина, — месть всему моему роду.

Неожиданно в ее руке материализовался небольшой медальончик, сделанный из светлого, гладкого на ощупь дерева .Внутри Елены все похолодело. Она очень часто видела его на старых фотографиях, удивляясь его красоте и изяществу. Когда-то он принадлежал ее семье, пока просто-напросто не исчез.

— Откуда он у тебя?

.Медальончик исчез в складках ее балахона.

— Это мой медальон. Но не в этом суть. Найди его, а когда найдешь, то отдай ведьме – она направит тебя в эту священную рощу. А мне пора… Возвращайся домой….

— Я не понимаю! – закричала Елена.

— Я тебе все рассказала. Самое главное – спаси ребенка! – фигура повернулась и начала исчезать в темноте.

— Скоро узнаешь, Елена….

Первое, что она увидела, был свет, яркий, нестерпимый свет, бьющий прямо в глаза. Елена зажмурилась и попыталась закрыться рукой, но это у нее не получилось. Как будто издалека до нее доносился чей-то голос, пытающий дозваться до нее, вытянуть из мрака. Но ведь ей было так удобно, тьма мягким покрывалом окутывала ее, заставляя расслабиться, забыть все на свете. Как из тумана до нее донеслось имя ее сына, и тут все стало на места. «Нет, нужно бороться!» — приказала она себе и попыталась пошевелиться. Из этой идеи ничего не вышло. Иссохшие губы едва открылись, и она прошептала:

Кто-то взял ее за руку:

Елена почувствовала тепло его тела и вновь попыталась открыть глаза. Судя по всему, они находились в каком-то мотеле. На потолке неясно горел светильник, отбрасывая едва заметную тень на покрытый на полу ковер непонятного цвета, и во всей этой незнакомой обстановке только рука Деймона связывала ее с реальностью. Она попыталась улыбнуться и спросила:

— Что со мной случилось?

Деймон покачал головой и ответил:

— Ты упала в обморок.

— Странно, мне все это показалось простым сном.

— И что тебе «приснилось», или кто? Я? – ухмыльнулся он.

Елена возмутилась и попыталась пихнуть его в плечо.

— Нет, сейчас моя голова занята чем угодно, только не тобой. Со мной кто-то говорил. Говорил о нашем сыне.

Лицо Деймона стало серьезным.

— Я знаю, где их искать.

— Мальчик мой, — пропел Клаус, неотрывно смотря на ребенка, — надеюсь, тебя просветили в курс дела?

Артур удивленно взглянул на древнего:

— Я так и думал, — вздохнул вампир и медленно подошел к стонущему от боли Стефану и, выдернув кол, словно это была простая щепка, заворожено посмотрел на нависшую на острие капельку крови. — В этом мире ни на кого нельзя положиться, — и со всей силой всадил кол в легкое. Арти вздрогнул и попытался отвернуться, но не мог, словно его приковали на месте. Клаус довольно улыбнулся и коротко бросил Кэтрин:

Кэтрин послушно кивнула, и, подхватив ничего не понимающего, хрипящего от боли Стефана, вышла из дома. Во дворе раздался стук закрываемого багажника и гулкий рев мотора. Клаус, казалось, с наслаждением вслушивался в эти звуки, пока они не исчезли совсем. Он, словно забыв о присутствии мальчика, пошел на кухню, открыл холодильник и с деловитым видом стал там что-то искать. Вскоре в его руке появилась бутылка с золотистой жидкостью внутри, и он с благоговением отлил ее в не совсем чистый хрустальный стакан, предварительно пригубив и причмокнув губами.

— Ты не поверишь, как тяжело найти преданного помощника! – начал он издалека. – Даже в Кэтрин я не уверен, что-то меня в ней настораживает. Ты не думаешь?

Арти слушал, молча внимая монологу древнего, который говорил с ним, как с равным себе. Это чем-то настораживало ребенка и приносило несказанное удовольствие: с ним обращаются, как с взрослым. Клаус, видимо, уверенный, что его вопрос останется без ответа, решил перейти непосредственно к делу:

— Ты даже и не догадываешься, почему оказался здесь.

Арти утвердительно закивал маленькой головкой, и Клаус продолжил:

— Ты ведь знаешь, кто твой отец?

— Нет, — голос малыша сорвался — эта тема была слишком больной для него.

— Не бойся, ты скоро узнаешь его, мне он нужен, как и твоя мать.

От этих слов у ребенка все похолодело внутри. Каким бы ни было огромным желание познакомиться с отцом, которого он даже ни разу не видел, его маленькое сердечко рвалось на части при мысли о том, что его родителям могут причинить вред.

— И только ради этого ты похитил меня? – недоуменно спросил малыш.

— Нет, они лишь малая часть того, что мне нужно, — древний злобно улыбнулся, — все главное закючается именно в тебе, Артур Джереми Гилберт.

В комнате повисла гнетущая тишина, изредка нарушаемая тиканьем стареньких часов на полке камина.

— Почему именно я? – Артур первым нарушил тишину.

— Ты не просто жалкий отпрыск вечно озабоченного Деймона Сальваторе, твоя кровь – это кровь могущественной ведьмы, переданной тебе по линии матери. В ней заключена огромная сила. И я хочу ее использовать. – Клаус присел на корточки и взял малыша за плечи, — И я надеюсь, что ты согласишься добровольно.

— А если не соглашусь? – Арти напрягся, ожидая ответа.

— Согласишься, — и ребенок понял, что никуда не денется, что, несмотря на протест внутри, он согласится. Ему не убежать от судьбы, и она сведет всю семью вместе, но не для радостной и долгожданной встречи, а чтобы воссоединить их навсегда перед ликом вечности. Артур тяжело вздохнул и посмотрел в глаза древнему тяжелым взглядом, который больше подошел бы взрослому, но никак не маленькому ребенку.

— Понимаю, у тебя в голове множество вопросов, и я готов на них ответить, — дружелюбно произнес Клаус, и подхватил мальчика на руки.

— Что за ведьма? – спросил малыш, съеживаясь от прикосновения к телу древнего, такого холодного и чужого, не такого, как у мамы. Невольно он вспомнил последний день, проведенный с нею, и его сердце забилось быстрее. Как же он скучал по ней, по ее голосу, который так завораживающе рассказывал сказки, по ее нежным рукам, которые всегда обнимали его, когда мальчику было страшно, по ее смеху…. Она была единственным родным человеком для него, несмотря на огромное желание встретиться с отцом. «Мама», — билось у него в голове с невероятной силой, отдаваясь нестерпимой болью в сердце. Но он должен быть сильным, чтобы она гордилась своим сыном! И Артур успокоился, твердым и решительным взглядом сверля древнего.

— Одна дальняя и очень близкая знакомая, которая, тем не менее, начала меня ненавидеть, — голос Клауса задрожал от гнева. – И все почему?! Что я стал вампиром!

Артуру стало интересно, чем это так насолила его прародительница древнему и понимала ли она последствия.

— Она хорошо защитила свою силу, заточив ее в своих потомках, — как ни в чем не бывало продолжил Клаус, — и наложила проклятие на свой род. Я не мог воспользоваться их могуществом, потому что оно спало, и могло пробудиться только в потомке мужского пола. Но был один маленький нюанс, — Клаус хихикнул, — ее проклятие заключалось в том, что на протяжении многих поколений в ее роду рождались только девушки, простые человеческие девушки, никак не связанные со сверхъестественными силами!

Арти невольно улыбнулся, слушая этот рассказ. Да, его прародительница была явно не в себе. Странное заклятие!

— Но она не думала, что я могу так долго ждать, — лицо Клауса стало серьезным, — и, наконец, тот день настал. Не без моей помощи, разумеется.

Клаус лишь подмигнул и таинственно прошептал:

— Для раскрытия этой тайны время еще не настало.

Несмотря на огромное любопытство, Арти взял себя в руки и посмотрел куда-то вдаль. Теперь древний не казался ему таким страшным, несмотря на уготованную малышу судьбу. Но в его голове созревал план, как можно всего этого избежать, и он хитро улыбнулся.

— Ты мне напоминаешь ее, — неожиданно отозвался Клаус, — у тебя такой же горящий взгляд, когда она что-то задумывала. Надеюсь, у тебя нет такой склонности?

Арти отрицательно замахал головой, но лукавая улыбка цвела на его маленьких нежно-розовых губках, отчего он казался еще очаровательнее. Но Клауса это не провело. Он собрался, его лицо изменилось, словно он опять закрылся, становился таким же, каким впервые предстал перед ним.

— Нам пора, — деловито произнес он, поглядывая на наручные часы.

— Куда? – недоуменно спросил Арти и заерзал на руках у вампира.

О admin

Рейтинг@Mail.ru